maiorova: (кот)
В этот месяц, осложнённый гадской инфлюэнцей, книг всего семнадцать, и то первую из них я не прочла, а пролюбовалась: удивительными комиксами Клэр Белтон "Я - Пушин Кэт". Декабрь прошёл под знаком кошки Пушин и её похождений, изданных наконец-то по-русски. А девиз "маленькие лапки - маленькая ответственность" придётся взять на вооружение.



остальное под катом )

* * *
В дом зело красный, красно-зелёный –
кирпич почерневший, чёрный тополь,
клеёнчатые листья, калёные серёжки –
кого затопляют слёзы и сопли,
в среднюю группу детского сада
ведут меня за ручку. Исполненье долга.
Так надо. Но уж ненадолго.
Скоро на дачу. Под китайским клёном
я и не вспомню ни един топоним.
Улица Восстания города Ленинграда
изгладится из памяти чайною фольгой.
А затопят печку, с дедушкой Семёном
в душевой кабинке мы с тобой потонем
в подмосковной мойке, город мой Потополь.
Я же нечаянно. Я больше не буду.
Дедушка-голубчик, сделай чудо,
достань мне, дедушка, конфетку из ушка,
юбилейный наколдуй рублик под подушкой,
а на нём рельефный, будто бы под лупой,
он мне тоже дедушка, что бы ни сказали,
каждый год встречает он нас на вокзале.
В дом зело красный, красно-зелёный
я пойду оттуда в старшую группу.
maiorova: (кот)
Искала стихотворение к четвергу, нашла нечто потрясающее, не дотерплю до следующей недели.

Татьяна Щербина, "Алфавитный порядок".

А – человек номер раз, первый ад в первый рай мне плеснувший
Б – как беда, было больно, бессмысленна битва над бездной
В – это важно, весомо, на вы, да на волю и вон
Г – гордость, грязь, города с голубями, но голубь, Господь
Д – деструктивный, как демон, другой, по дороге из детства
Е – это список, что есть, если б в нём не ехидное "если"
Ё – ё-моё, ёлка-палка, всё б ёрничать, ёж вашу двадцать
Ж – жутко жалко жужжа и жеманно, жемчужно
З – это зло, объясните за что, и зачем, и за коим,
И – и к тому же, и ты, Брут, опять итд итп
Й – как икота, смешно, когда кто-то непроизвольно
К – красотища и кум королю в катастрофы не верит
Л – лёгкий листик лесной и лисичкина льнущая ласка
М – не метро, не макдональдс, но буква мерцает и манит
Н – нетопырь, недострой, непокой, ну ни так и ни эдак,
О – ого-го, о не надо, о Боже, о да, ой что вышло,
П – это полный плохец, но на помощь приходит привычка
Р – это риск, рык, решенье, рога враскоряку и робость
С – стробоскоп, стратосфера, сейсмический – слово как слово
Т – это ты, это точно и твёрдо, и трудно, и только
У – воют волки, гудят поезда, и уходят, уходят...
Ф – фуга, фига, где фу как фигово и фи как фигово
Х – хрупкость, хаос и хлам, и хорошее тоже, Христос
Ц – целоваться, конечно – целительно, цельно и цепко
Ч – чёрный час, чистота чеснока и частотность по числам
Ш – это шаткий шалаш, шорох, шум – от шута до шамана
Щ – наша буква, в других языках нету щучья веленья
Ь,Ъ – знак немоты, но поди ж ты – влиянья
Ы – как мычание мы, дык на мыло, и дым коромыслом
Э – фуэтэ, эностранный задэ, не бросайте в бидэ
Ю – вьются тучи, вьюны, лют кто любит, юлит кто любим
Я – это я, уникальный объект, что не всякому ясно.

(1999)

А вам нравится азбука? Я в детстве обожала, да и сейчас хоть коллекционируй: от аистов с арбузами до ящериц с яблоками, как от рождения до смерти. Какие буквы любите по звучанию, какие по написанию? Писать люблю развесистые Ж, Ф, Ю и имеющие дополнительные навесные элементы, как-то: хвостики, крышечки, точечки. А произносить - гласные.
maiorova: (кот)
В детстве у меня была любимая книга: "Шелестят паруса кораблей" Лебеденко. Вице-адмирал Головнин вообще магнетическая личность, но притягательности книге прибавляло ещё загадочное название. Как будто строчка из некой позабытой поэмы... немного смешная, что греха таить - конечно, паруса у кораблей, а не у кроличьих садков, к примеру. Но вслушайтесь: "Шелестят паруса кораблей". Мистическое что-то. И только недавно до меня доехало, откуда дровишки строка:

На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель...

Прервите меня, а то целиком приведу, с розоватыми брабантскими манжетами и охранительным светом маяков. Гумилёв же, «Капитаны»! Господи, как всё просто. Семьдесят четвёртый год издания, если что, у книги Лебеденко.
maiorova: (кот)
Как бы вы отнеслись к женщине, написавшей вот такую вещь?

Мужчины-писатели осточертели мне: напыщенные, дряхлеющие. Их произведения не вызывают интереса, их откровения пошлы и нудны. Женились бы лучше да детишек растили вместо того, чтобы строчить тома за томами никчемных эпопей. Зачем умножать бесконечную вялую скуку? Зачем лелеять тягомотные страдания? Ведь есть же Антон Павлович и Михаил Михайлович.

А вот что я пересказала прозой )
maiorova: (кот)
Из списка явствует, что у меня период сплошной Франции. Биографий нет, научпопа одна книжечка, по специальности тоже одна, и негодная притом.

шестнадцать книг )

Сборников стихов тоже нет. Из туманных соображений "для коллекции" и "чтоб было" взяла на распродаже сборник Парщикова, и... и история прекратила течение своё. Потому как стихи у Парщикова такие:

Еж извлекает из неба корень — тёмный пророк.
Тело Себастиана на себя взволок.

Еж прошёл через сито — так разобщена
его множественная спина.

Шикни на него — погаснет, будто проколот.
Из под ног укатится — ожидай: за ворот.

Еж — слесарная штука, твистующий недотёп.
Урны на остановке, которые скрыл сугроб.

К женщинам иглы его тихи, как в коробке,
а мужчинам сонным вытаптывает подбородки.

Исчезновение ежа — сухой выхлоп.
Кто воскрес — отряхнись! — ты весь в иглах!
maiorova: (кот)
У уважаемой френдессы [livejournal.com profile] kosmonozhka в недавнем посте описаны невероятные клёши, пошитые из форменных брюк. Да не просто форменных, а милицейских. И я невольно вспомнила историю, которую одна приятельница у Казанского собора ещё в конце девяностых рассказывала. Делали генеральную уборку на даче, разбирали чердак, и обнаружили там в числе прочей невероятной рухляди джинсы. Спереди штаны себе как штаны, вроде бы даже фирмы Lee. Но сзади... От долгой носки ткань почти полностью вытерлась на ягодицах, до сквозной прорехи, и находчивый штановладелец эту огромную непристойную прореху заштопал. Заштопал разноцветными нитками мулине, умело переплетая их с немногими оставшимися нитями материала. В результате получились классические синие джинсы с весёленькой задницей всех цветов радуги. Умилённо приятельница продолжала:

- Я стала звать папу, посмотри, мол, какой мы антиквариат раскопали, а он пришёл, сел рядом с портками, гладит их, плачет и приговаривает: трузера вы мои, трузера. Он в них хипповал. В семидесятые годы...

У меня тоже были антикварные джинсы клёш. Мама купила их с рук на третьем курсе, то есть за несколько лет до моего рождения. Это было уникальное произведение итальянского швейного искусства. Во-первых, застёгивались они не на молнию, а на кнопки, притом на мужскую сторону. Во-вторых, вместо шлёвок для ремня поверху шла сложносочинённая отделка в виде косички. В-третьих, джинсы были с высокой талией. Однако долго носить их не представлялось возможным, как говорится, "не на человека сшиты". Эта самая талия оказалась более узка, чем клёши понизу, и отнюдь не потому, что клёши вышли чересчур широкие. И вообразите, институт меня привёл в такое состояние, что уже курсу к третьему я в эти нечеловеческие брюки легко и непринуждённо влезала. И носила их ещё пару лет, пока не начали рассыпаться от ветхости. С этими джинсами связан, кстати, один смешной случай. Еду в метро. И вдруг замечаю, что мне на ноги беззастенчиво таращится какой-то пожилой мужчина. Он видит, что я вижу, и заявляет:
- Девушка, вы не думайте, я не на вас пялюсь, а на джинсы. Я портной. Так уже не шьют нигде! С какого они года вообще?
Я честно ответила, с какого. Портной присвистнул и добавил:
- Носите осторожно.

Была поэтесса Мария Веселкова-Кильштедт, у неё есть стихотворение о таких переживаниях:

Скажите, – не случалось вам
Стоять над старою картонкой
И улыбаться кружевам
И вышивке старинной, тонкой?
Случалось – трогать лоскутки.
И, перебрав цветы и ленты,
Вдруг сердцем, сжавшимся с тоски,
Понять, что это – документы?
Пускай помята фалбала )
maiorova: (кот)
Горестная эстафета по сетям пошла, и не поддержать её никак нельзя. Вчера, 3 января, трагически погиб Алексей Семёнов, ака Эрандил, ака Макдуф. Соболезную всем его близким. И завидую светлой завистью тем, у кого с ним была дружба и общее дело. А я не более, чем знакомая, и люблю его стихи.



О ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОМ ВОПЛОЩЕНИИ В ЖИЗНЬ ПРИНЦИПА "ОПЛАТА - ПО ТРУДУ"



Рука срывает завесу лишней породы со статуй,
Разум до необходимости сжимает пространство слов,
Необходимость истории снимет кровавую жатву,
Без оплаты взаимностью умирает любовь -

Та, что толкает руку форму дать материалу,
Та, что направит разум к слову и чертежу,
Та, что любой истории вспышкой кладет начало -
Перечеркнется отказом все, чему я служу.

Значит, вверяя сердце некой прекрасной даме,
Или, отдав бумаге жаркую кровь души,
Или, даря историю праведными делами,
Я, не будучи скрягой, здорово поспешил.
maiorova: (кот)
По наводке уважаемой [livejournal.com profile] metrika читаю монографию Рейфилда "Жизнь Антона Чехова". Что сказать, весьма занимательно. Однако в самых неожиданных местах попадаются своеобразные неточности. Вот например, кратенько пересказывается фабула рассказа "Архиерей". Моего любимого, кстати.

На службе в Вербное воскресенье архиерей небольшого монастыря, занемогший от болезни, которая через несколько дней сведёт его в могилу, начинает плакать от умиления и доводит до слёз паству.

Архиерей монастыря, а? Губернатор стадиона! Муж левой ягодицы! Ну, как может быть архиерей монастыря? Может быть игумен, настоятель монастыря, а что в монастыре человек архиерей, а больше нигде не архиерей, такого не бывает. И становится тревожно, что те вполне сенсационные сведения, которые только что прочтены и усвоены - тоже могут оказаться такими же "архиереями монастыря", возникшими от незнания тогдашних реалий, ошибочного согласования при переводе или попросту по описке пера. А всего знать-то невозможно! Десятилетия положишь на изучение реалий чеховской эпохи, и всё равно откуда-то вылезет архиерей монастыря, неумолимо демонстрирующий, что мир Чехова тебе чужд не менее, чем мир какого-нибудь аборигена Тасмании столетии в пятнадцатом, когда Тасманию ещё не открыли.

В общем, познание ограничено, и тасманский волк нам всем товарищ. Из Давида Самойлова на ту же тему:

Свободный стих


В третьем тысячелетье
Автор повести
О позднем Предхиросимье
Позволит себе для спрессовки сюжета
Небольшие сдвиги во времени —
Лет на сто или на двести.

В его повести
Пушкин
Поедет во дворец
В серебристом автомобиле
С крепостным шофёром Савельичем.

За креслом Петра Великого
Будет стоять
Седой арап Ганнибал —
Негатив постаревшего Пушкина.
Царь
Примет поэта, чтобы дать направление
Образу бунтовщика Пугачёва.
Он предложит Пушкину
Виски с содовой,
И тот не откажется,
Несмотря на покашливание
Старого эфиопа.

— Что ж это ты, мин херц? —
Скажет царь,
Пяля рыжий зрачок
И подёргивая левой щекой.
— Вот моё последнее творение,
Государь, —
И Пушкин протянет Петру
Стихи, начинающиеся словами
“На берегу пустынных волн…”

Царь пробежит начало
И скажет:
— Пишешь недурно,
Ведёшь себя дурно, —
И, снова прицелив в поэта рыжий зрачок,
Добавит: — Ужо тебе!..

Он отпустит Пушкина жестом,
И тот, курчавясь, выскочит из кабинета
И легко пролетит
По паркетам смежного зала,
Чуть кивнувши Дантесу,
Дежурному офицеру.

— Шаркуны, ваше величество, —
Гортанно произнесёт эфиоп
Вслед белокурому внуку
И вдруг улыбнётся,
Показывая крепкие зубы
Цвета слоновой кости.

Читатели третьего тысячелетия
Откроют повесть
С тем же отрешённым вниманием,
С каким мы
Рассматриваем евангельские сюжеты
Мастеров Возрождения,
Где за плечами гладковолосых мадонн
В итальянских окнах
Открываются тосканские рощи,
А святой Иосиф
Придерживает стареющей рукой
Вечереющие складки флорентинского плаща.
maiorova: (кот)
Обдирала в маленькой комнате обои, а под ними оклеено "Литературной газетой". Ещё той, советской, с двумя профилями: пушкинским и горьковским, что давало повод для лукистских и классистских сопоставлений не в пользу Горького. И из-под обрывков явилось на пожелтевшей бумаге стихотворение моего любимого поэта Александра Аронова на гендерную тематику. Аронова отчего-то очень мало знают, но одну песенку на его слова знают буквально все. Арию московского гостя.




Собственно стихотворение, в интернете его нет, я проверила.

* * *

Уж чего-чего от них не видел,
Многое успел и позабыть,
И боялся их, и ненавидел,
Если силы не было любить.

Сколько раз куда-то брёл, качался,
Сомневаясь в том, что уцелел,
Восхищался ими, возмущался.
Был бы старше, больше бы жалел.

Насморки, интриги ли, утраты, -
Что ни думай, что ни говори, -
В сущности, они почти солдаты.
Надо быть красивой, хоть умри.

Им ещё, я думаю, зачтётся,
Что всегда мы требовали с них -
Маленькое мужество причёсок.
Маникюра. Зеркалец. Ресниц.


Чем замечательны эти строки, так это точной фиксацией момента, когда мужчина получает возможность так или иначе осмыслить, чем женское бытие отличается от дефолтного мужского. Когда улеглись эмоциональные треволнения юности, вызванные не столько особенностями партнёрши, сколько особенностями отношений в родительской семье. И когда ещё не пошла в ход иерархическая "жалость" пожилого возраста а-ля дядька пожил, дядька знает. На пике кризиса среднего возраста, переоценки ценностей. И, несмотря на эту переоценку: какие литоты! "Почти солдаты", "маленькое мужество". Какая игра возвратностью глаголов: требовали всегда мы, а зачтётся кем? Всевышним божеством? навряд ли. Газета-то советская. Обществом? Навряд ли, газета-то советская. Где, как зачтётся, в каком выражении вообще эти маникюры и зеркальца засчитываются?

"И ведь этот ещё из лучших!"
maiorova: (кот)
В иллюстрацию моих  старых постов: "Гендерные стереотипы и влажные салфетки", например.

Вероника Тушнова. Дочери.

1
Душная, безлунная
Наступила ночь.
Все о сыне думала,
А сказали: "Дочь".

Хорошо мечтается
В белизне палат...
Голубые лампочки
У дверей горят.

Ветер стукнул форточкой,
Кисею струя.
Здравствуй, милый сверточек,
Доченька моя!

Все такое синее,
На столе - цветы.
Думала о сыне я,
А родилась - ты.

Ты прости, непрошенный
Ежик сонный мой.
Я тебя, хорошую,
Отвезу домой.

Для тебя на коврике
Вышита коза,
У тебя, наверное,
Синие глаза...

Ну... а если серые,
Маме все равно.

Утро твое первое
Смотрится в окно.


Вот с чего начиналось родительство - с разочарования, с чувства вины, с отчуждения.  Здравствуй, милый свёрточек!.. И эта система, собственно, никуда не ушла. Я, наверное, до второго пришествия не забуду, как мне только что рождённую дочь положили на живот, я в эйфории обнимаю свою новоявленную детку, глажу по спинке, а мне акушерка говорит страшным голосом:

- Не гладьте! Не гладьте!
- ??
- Я не потому, что мне жалко, а - вы же уроните!


Больница доброжелательного отношения к ребенку, что тут скажешь.
maiorova: (кот)
В ленте проскользнула пленительная статья о дабл-байнде в известной песне Никитиных "Ёжик резиновый". Никак не могу отыскать ссылку. Кто помнит, где это было, подскажите, пожалуйста. Ведь действительно, ёжик идёт и поёт:

Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы волки вокруг?
Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.


А между тем сам герой песенки покрыт иголками, и в этом контексте его претензии к ёлкам выглядят более чем неуместно. Ход мышления мне нравится, и я бы со статьёй согласилась, если бы ёжик не был резиновым. А резиновые ежи советского производства выглядели так:



То есть колючки безусловно наличествуют, даже выделяются, но... не колются. Тем самым вырисовывается такая картина: довольно потасканный, но ещё прекраснодушный игрушечный ёжик, земную жизнь пройдя до половины, попадает в настоящий живой лес. То есть - теряется. Во первых строках лес описывается достаточно нейтрально и дружелюбно, как роща, то есть искусственное насаждение:


По роще калиновой,
По роще осиновой...


По принципу искусственности, сделанности роща ёжику сродни. Но вспомним символику растений. Калина означает девственную любовь, ср. обряд похорон калины перед свадьбой. Калинов мост соединяет наш мир с потусторонним и охраняется чудовищами. Что же касается осины, согласно представлениям древних греков, она произрастает в подземном царстве. То есть ёжик уже перешёл. В русском фольклоре осина трепещет, потому что её "чёрт колышет", потому что её прокляла Богородица во время бегства в Египет или же от отвращения - потому, что именно на ней повесился Иуда. Я никогда не забуду, как накануне праздника Троицы стала свидетельницей сурового выговора, который церковная староста сделала женщине, принесшей для украшения храма вместе с березовыми ветками осиновые. Однако по "роще", представляющей собой путешествие от девственной любви к предательству и - в потусторонний мир, ёжик движется достаточно бойко, даже насвистывает. Свист, по указанию А.А. Плотниковой - http://www.liveinternet.ru/users/4996509/post276875527/, относится к нечестивым действиям и сопровождает языческую тризну, свистопляску. Бедняга сам себе поёт отходную, но для похода в загробный мир неплохо экипирован:

Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.


Спрашивается, зачем ёжик, сам резиновый, то бишь непромокаемый, уподобляется чеховскому "человеку в футляре"? Дождя нет, и в стихотворении не указано, что он собирается. Неужели игрушка боится попасть в третий круг ада, где под вечным ливнем и градом страдают чревоугодники? Тогда немудрено, почему он ласково кланяется солярным и богородичным символам: божьей коровке и цветочной головке. Заступничество не помешает, это во-первых, а во-вторых, ёж сам солярный, особенно, когда сворачивается.

А куда идёт наш ёжик? На именины к щенку. Вдумайтесь, и вам станет не по себе - у щенка именины. Если речь идёт о дне рождения, то тогда щенок уже не щенок, а взрослая (годовалая минимум) собака. А если речь идёт о дне святого, в честь которого щенка назвали, то щенок ли это? Собак не крестят. Ну, хорошо, допустим, щенок - такая же игрушка, как ёжик. Но куда попадает гость вместо праздничного стола? К ощетинившимся ёлкам, в нашей традиции символизирующим смерть. Естественно, он их начинает уговаривать, стыдить и называть друзьями! А как иначе? В сумрачном лесу утратить путь - потом никакой Вергилий не выведет.

Много дорожек
Прошёл этот ёжик.


И это я ещё не касалась евангельского смысла дырочки в правом боку. А могла бы.
maiorova: (кот)
В конце XIX - начале XX века была модная, популярная и, что редкость в нашей культуре, коммерчески успешная поэтесса Мирра Лохвицкая. Потом её с литературного небосклона господа мужчины - Брюсов и Бапьмонт - "ушли", сознательно оскандалив и ославив её, мать пятерых детей, как блудницу вавилонскую. Но и в зените славы сам факт этого зенита объясняли просто: Лохвицкая пишет неприличности. Можно сказать, альковные безобразия. Было одно стихотворение, которое даже не напечатали по причине непристойного содержания, и его приходилось читать на поэтических вечерах. Называлось оно "Кольчатый змей".


Ты сегодня так долго ласкаешь меня,
О мой кольчатый змей.
Ты не видишь? Предвестница яркого дня
Расцветила узоры по келье моей.
Сквозь узорные стекла алеет туман,
Мы с тобой как виденья полуденных стран.
О мой кольчатый змей.

Я слабею под тяжестью влажной твоей,
Ты погубишь меня.
Разгораются очи твои зеленей
Ты не слышишь? Приспешники скучного дня
В наши двери стучат все сильней и сильней,
О, мой гибкий, мой цепкий, мой кольчатый змей,
Ты погубишь меня!

Мне так больно, так страшно. О, дай мне вздохнуть,
Мой чешуйчатый змей!
Ты кольцом окружаешь усталую грудь,
Обвиваешься крепко вкруг шеи моей,
Я бледнею, я таю, как воск от огня.
Ты сжимаешь, ты жалишь, ты душишь меня,
Мой чешуйчатый змей!


По свидетельству очевидца, Иеронима Ясинского, "Мирра Лохвицкая писала смелые эротические стихи, среди которых славился “Кольчатый змей” и была самой целомудренной замужней дамой в Петербурге. На ее красивом лице лежала печать или, вернее, тень какого-то томного целомудрия, и даже “Кольчатый Змей”, когда она декламировала его где-нибудь в литературном обществе или в кружке Случевского имени Полонского, казался ангельски кротким и целомудренным пресмыкающимся". В общем, я зачитала сей сладострастный шедевр старшему поколению, и старшее поколение задумчиво вынесло вердикт:

- Какое совершенное изображение приступа стенокардии!

По имеющимся данным от стенокардии М.А. Лохвицкая и умерла.
maiorova: (кот)
"Гамлета" цитируют часто, и едва ли не самой расхожей выдержкой из великой трагедии является:

- О женщины! Ничтожество вам имя...

За что Принц Датский половину человечества так приложил? Филиппика, начинающаяся с этой строки, относится к его матери, королеве Гертруде, которая, "ещё башмаков не износив", в которых шла за гробом короля, пошла под венец с подлым Клавдием. Разумеется, ничтожество, как же иначе? Между тем, мало кому известно, что в оригинале использовано не такое оскорбительное определение:

Frailty, thy name is woman!

Не более того. Согласно словарю, Frailty, сущ.:

1) слабость, хрупкость, бренность, немощь, непрочность
2) нежизнеспособность
3) немощность

Согласитесь, не очень обидно. А вот сравнительный список переводов крылатой фразы:

У А.П. Сумарокова (1748), переделавшего трагедию под корень, вообще нет никакого перевода frailty.

М. Вронченко (1828): О бренность!/ Твое названье женщина!

Николай Полевой (1837): О, женщины! ничтожество вамъ имя!

Андрей Кронеберг (1844): Ничтожность, женщина, твое названье!

Мих. Загуляев (1861): Непрочность! / Твое названье «женщина»!

А.М. Данилевский (1878): Слабость — имя твое, женщина!

Николай Маклаков (1880) "Бессилье воли".

А.Л. Соколовский (1883): Суетность — вотъ имя / Вамъ, женщины!..

Пётр Гнедич (1892): О, - непостоянство - / Вот имя женщин.

Павел Каншин (1893): Бренность имя тебѣ, женщина!

Дмитрий Аверкиев (1895): Хрупкость / И женщина - одно и тоже слово...

К.Р. (1899): Изменчивость, твое/ Названье женщина!

Н. А. Толстой (1902): Ничтожность, женщина, одно тебѣ названье!..

Н. Россов (1907): Непостоянство - женщины названье.

Мих. Лозинский (1933) Бренность, ты / Зовешься: женщина!

Анна Радлова (1937): Слабость – имя / Твое, о женщина!

М. Морозов (1939): Непостоянство - имя тебе, женщина!

Б. Л. Пастернак (1940-1950-е годы): О женщины, вам имя – вероломство!

Виталий Рапопорт (1999): О, слабость женская!

Виталий Поплавский (2001): О женщина, какая же ты дрянь!

Андрей Чернов (2002): Ну, бабы... / Какую слабость носите в крови?

Игорь Пешков (2010): Неверность - женский род не зря у слова!

По нарастающей как-то последние десятилетия пошло, вы не находите?

maiorova: (кот)
У Тимура Кибирова нашла верлибр:

Зарисовка с натуры

Месяца два назад
В полночном такси
Я слушал на какой-то FM-радиостанции
Ток-шоу.

Ведущий обратился к аудитории
Со следующим вопросом:
“Сколько, на ваш взгляд,
Необходимо современной женщине
Сексуальных партнёров,
Не считая, конечно, супруга?”

Ответы были разные,
Но, в общем-то, все согласились
С тем, что ограничиваться мужем
Современная женщина
Не может и не должна.

Особенно мне запомнился
Звонок Марины из Нижневартовска.
Она считала, что, конечно,
Партнёров должно быть как минимум два.
“Ведь мы же, — сказала Марина, —
Цивилизованные люди!”

Тут инородец-шофер
Воскликнул: “Вот билят!”
А я — ни к селу и ни к городу —
Подумал: “Шпенглер!”.


Вот уж действительно, ни к селу, ни к городу. У Шпенглера же вроде "Закат Европы", а Нижневартовск расположен территориально в Азии. Но заметьте единодушие: ни таксист-матерщинник, ни утончённый поэт-постмодернист, но тоже матерщинник не являются "мужьями единыя жены". Больше того, оба они были бы очень удивлены, если их личную жизнь попытались бы ограничить этою самою единою женою. И даже двумя. Ведь мы же цивилизованные люди! - воскликнули бы они. Шофёр бы опять вклеил непечатные слова, правда.

Но вместе с тем ограничить женщину мужем необходимо - в этом столь разные люди непостижимо, а впрочем, вполне понятно сходны. Может она или не может - это её личные половые трудности, но должна. Всей Европе. Чтоб Европа не закатилась. Ведь все проблемы Европы - от того, что у Марины из Нижневартовска было - вообразить только! - целых два сексуальных партнёра, включая мужа. Более образованный считает, что это ограничение неким таинственным образом сохранит западную цивилизацию от заката, а менее образованный попросту припечатал по матушке, воспользовавшись священным правом сильного пола делить слабый пол по сортам. Отдельных рукоплесканий заслуживает ведущий ток-шоу, взявшийся голосованием определять, сколько партнёров позволительно иметь женщинам. А вы представляете такой опрос о мужчинах? Да смеху подобно. Они же мужчины, кто им может запретить? Захотят - и целого мира мало. "О, прячьте кошек! Я весь стихия!" Это же вам не Марина из Нижневартовска, это же мужчины.
maiorova: (кот)
Есть такая культовая в определённых кругах книга - "Записи и выписки" Михаила Леоновича Гаспарова. Это собрание интересных цитат и ссылок, то, что у старообрядцев называется "цветник". В цветнике произрастает много полезного и много курьёзного, а курьёзное тоже иной раз приносит пользу. Вот, например, фраза из наследия нашего канонически самого плохого поэта графа Хвостова. В ответном послании Храповицкому он решил остроумно обыграть их общий инициал. Если бы у обоих стихотворцев фамилии начинались, предположим, на букву А... о, если бы! Если бы на букву А. Тогда первые строки пресловутых виршей звучали бы грациозно:

От аза умного к посредственному азу
Пришло послание; я прочитал не сразу...
[допустим]

Но фамилии-то начинались на букву Х. Которая по-церковнославянски называется не как-нибудь, а хер. То есть "послать на хер" - формально никакое не сквернословие. Это такой же милый, интеллигентный эвфемизм, как "послать на букву Х", но исторически сложилось, что за первое банят, а за второе - не банят. Так вот, фамилии Хвостов и Храповицкий начинаются на букву Х. В итоге послание Хвостова Храповицкому становится причиной гомерического хохота всех, кто его читает:

От хера умного к посредственному херу
Пришло послание; доволен я чрез меру...


Хотя велеречивый граф, разумеется, на такую реакцию не рассчитывал. У нас дома эти божественные строки - своего рода мем: как только на работе наклёвывается очередная переписка Энгельса с Каутским, обязательно кто-нибудь процитирует:

От хера умного к посредственному херу

Или ещё короче:

От умного - к посредственному

Чтобы не сквернословить.
maiorova: (кот)
Учёные рифмы.

Окончился коллоквиум,
А мы ещё калякаем.

Окончился симпозиум,
А мы по залу ползаем.

По нас пропели реквием,
А мы всё кукарекаем.

Нас затолкали в вакуум.
А мы, как прежде, квакаем.


Стихи ценны ещё и тем, что фиксируют старую норму произношения: [колёквиум].
maiorova: (кот)
Написала в [livejournal.com profile] fem_books статейку об Аделине Адалис: http://fem-books.livejournal.com/440013.html. Поэтесса редкостного дара, конечно, это самое меньшее, что я могу для неё сделать... В числе прочих источников раскопала воспоминания Ольги Мочаловой, тоже поэтессы, и совсем не бездарной - но Господи, с какой затаённой озлобленностью она пишет об Адалис! С таким-то чувством и плюют в борщ на коммунальной кухне.

Она появилась в кафе «Домино» лет 24-х из Одессы, стала там бывать постоянно. Говорили, что за ней являлся матрос и предъявлял супружеские права. Это не совсем достоверно. Во всяком случае, она уже была искушенной и переиспытанной. Адалис была тогда бедной и неустроенной. Насмешники подтрунивали, что она не носит бюстгальтера, и сие выглядит слишком откровенно. - то есть каков ход. Лифчика не было - от бедности, а всё равно надо повторить за насмешниками, как она распутно, "искушённо" выглядела.

Держалась Адалис учительно, с претензиями руководить другими. - очень нехорошо для женщины, да-а... Затем — связь с Брюсовым, которая сделала ее притчей во языцех, но проложила литературную дорогу. - то есть как бы только за этим, из расчёта. Среди товарищей существовало мнение, что тетрадочки стихов не стоит показывать Адалис: она заимствует удачные образы и строчки. - говорят", "существовало мнение"...

В эти годы Адалис ходила беременная ребенком Брюсова. С циничной откровенностью описывала состояние зародыша внутри себя. - это как это - с циничной откровенностью? Предавалась наркотикам. Ребенок родился мертвым.
Адалис была нечиста на руку. Зайдя в гости, могла украсть что-нибудь из одежды. Ее сын, обожаемый ею, украл кошелек соседа в Доме писателей (это было много позднее). Мать защищала его, как курица цыпленка.
- в каком возрасте украл? Почему украл? Боратынский вот тоже что-то в детстве украл, не нашлось "курицы", чтоб за него заступилась.

Рассказывали, что в институте она организовала издевательское общество, которое провоцировало влюбленных, расстраивало дружеские отношения, оклеветывало. Но она имела большое влияние на окружающих. ...Ей говорили: «Айка, ты сделала подлость такому-то, ты больше не будешь?» Айка каялась, обещала, что больше не будет. И делала подлость кому-нибудь другому. - ни одного примера подлости не приведено.

Что было в ней несомненно — искусство стилизации. Существовало мнение — Адалис пластмасса, которая может оборачиваться всем: железом, деревом, стеклом, даже золотом. - это не пластмасса, это философский камень. Но пластмасса звучит обиднее.

Стихи Адалис — игра интеллекта, остроумие, колкость, но также и холодность, неспособность увлечь, зажечь, глубоко взволновать... А я жалею о ненаписанной книге Адалис, которая могла быть единственной в русской женской поэзии. Сюда вошли бы ее длинные, острые иглы, ее яды, клубки запутанных нитей, зубастые цветы, русалочьи мысли, внезапные исчезновенья, тяжелые железные ворота на семи замках, множество полудухов, полузверьков, кувырканье ветров, говорящие реки и, порой — великодушные, благородные поступки. Умелые шишиги знают им цену, умеют пользоваться и этим средством. - Вот я преклоняюсь перед таким подходом. Даже если человек способен на великодушные и благородные поступки, он всё равно - не человек, а шишига, нелюдь, и делает их только из выгоды.

Неприятно как, не хочу дочитывать.
maiorova: (кот)
Я возвращался в Ладлоу
Слегка навеселе.
Два славных друга шли со мной
В вечерней лунной мгле.

А нынче Нед сидит в тюрьме,
А Дик лежит в земле.
Я возвращаюсь в Ладлоу
Один, один во мгле.
maiorova: (кот)
Я так хохоталась! Из пособия "Гигиена беременной" от 1987 года. Стихи:



Вам что больше всего нравится? Мне про "Боже упаси, не поскользнулась/ До того заветного числа". После "заветного числа" можешь хоть убиться об крыльцо, несчастная. А пока: радуйся. Выторговала-таки себе право больше всех любить себя и о себе заботиться. Выехала на репродуктивных органах. Но помни, это ненадолго. После заветного числа твоя карета превратится в тыкву! Придётся любить больше всех и меня, и этого... который родится. И свекровь!

Что по этому поводу сказано в Семейном Уставе?
Сколько параграфов там списано с Домостроя?
И, кстати, кто этот устав писал?

Трогательная примета эпохи: выпущены в талии запасы на любимом платьице твоём. Любимое платьице бывало порой и единственным.

Автора установить не удалось, увы. via [livejournal.com profile] ru_perinatal: http://ru-perinatal.livejournal.com/27552215.html
maiorova: (кот)
Моя бабушка, как и немало людей советского воспитания, словосочетания "плохой поэт, писатель, художник" воспринимает в этическом смысле, а не в эстетическом. Глазунов рисует яснооких дев и отроков в длинных рубахах - хороший живописец. Жоан Миро рисует вот таких котов, как у меня на юзерпике - так себе мазилка. Про Луиз Буржуа я вообще молчу...

Лет в 12 я открыла для себя поэзию графа Хвостова. Это неиссякаемый источник дурацкого смеха "гы-гы-гы", попробуйте на досуге. Мне особенно нравится:

И со стены паук
Вдруг стук,
Лежит, оскалив зубы...

Экспрессивно, не правда ли?

- Послушай, бабушка, до чего смешно пишет. Про наводнение 1824 года:

По стогнам валялось много крав [коров],
Кои лежали там, ноги кверху вздрав.


- Крав - это коров, что ли?
- Ну да, правда, забавно?
Бабушка задумывается:
- Действительно смешно. Надо людей жалеть, а он коров жалеет.

К слову: самый плохой поэт английского языка носит гордую фамилию McGonagall. Родственник, что ли?

Profile

maiorova: (Default)
maiorova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 56 7 8
910 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 15:03
Powered by Dreamwidth Studios