maiorova: (кот)
Весна началась бодренько. Кому охота узнать про двадцать шесть мною прочитанных книжек - добро пожаловать под кат, а кому неохота - то же самое в виде картинки.


Read more... )
maiorova: (кот)
Двадцать одна книга. Вернее, двадцать и одна. Тенденция наметилась: на меня напала японская литература.

Read more... )
maiorova: (кот)
В этот раз двадцать четыре книги, но в основном маленькие по объёму и детские-подростковые по содержанию. Наверное, потому - месяц объявляется продуктивным!

Read more... )
maiorova: (кот)
В этот месяц, осложнённый гадской инфлюэнцей, книг всего семнадцать, и то первую из них я не прочла, а пролюбовалась: удивительными комиксами Клэр Белтон "Я - Пушин Кэт". Декабрь прошёл под знаком кошки Пушин и её похождений, изданных наконец-то по-русски. А девиз "маленькие лапки - маленькая ответственность" придётся взять на вооружение.



остальное под катом )

* * *
В дом зело красный, красно-зелёный –
кирпич почерневший, чёрный тополь,
клеёнчатые листья, калёные серёжки –
кого затопляют слёзы и сопли,
в среднюю группу детского сада
ведут меня за ручку. Исполненье долга.
Так надо. Но уж ненадолго.
Скоро на дачу. Под китайским клёном
я и не вспомню ни един топоним.
Улица Восстания города Ленинграда
изгладится из памяти чайною фольгой.
А затопят печку, с дедушкой Семёном
в душевой кабинке мы с тобой потонем
в подмосковной мойке, город мой Потополь.
Я же нечаянно. Я больше не буду.
Дедушка-голубчик, сделай чудо,
достань мне, дедушка, конфетку из ушка,
юбилейный наколдуй рублик под подушкой,
а на нём рельефный, будто бы под лупой,
он мне тоже дедушка, что бы ни сказали,
каждый год встречает он нас на вокзале.
В дом зело красный, красно-зелёный
я пойду оттуда в старшую группу.
maiorova: (кот)
Двадцать книг. Поскольку хваленая Шутценбергер всё не едет, читаю социальную антропологию. Социальная антропология - это сила.



(с) Gurbuz Dogan Eksioglu

двадцать - это мало )
maiorova: (кот)
Наконец-то я вхожу в привычный темп, хотя до прежних масштабов далеко, ой как далеко. Девятнадцать книг, а было время - и по двадцать пять читывали.

18 книг )
Франческо Маркьюлиано «Дело о мокрых тапках» - эмблематические стихи из жизни кошечков, в том числе пародии и извраты. Например, вместо «В полдневный жар в долине Дагестана» кот исполняет романс «В полдневный жар в корзине у дивана» Местами очень забавно:

Я не параноик

Я не буду есть сметану,
Потому что там пилюля.
Я не буду пить из миски,
Потому что там пилюля.
Я не буду грызть наушник,
Потому что там пилюля.
Я не буду спать на кресле,
Потому что там пилюля.
Я не буду драть обои,
Потому что там пилюля.
Я не буду метить коврик,
Потому что там пилюля.
Я не буду нюхать гостя,
ПОТОМУ ЧТО В НЕМ ПИЛЮЛЯ!
Я не буду даже мыться -
Вдруг пилюля в правой лапе?..
Можешь думать что угодно,
Только я не параноик.
Никому не удавалось
Одурачить кошку дважды.
Если у тебя проблемы,
Сам глотай свои таблетки -
А коты всегда лечились
От чесотки силой мысли.
maiorova: (кот)
Список прочтённого сохранил отчётливую азиатскую ориентацию - Иран, Индия, Цейлон, Индонезия... Не сориентировавшись по звёздам, заплыла даже на Соломоновы острова! Там тепло, но малярийные комары, поэтому эмиграция откладывается до лучших времён. О, вот ещё Чукотка. Комаров полно, зато они не малярийные. Но холодно. Дайте мне другой глобус, отъезжаю обратно в фэнтези.

16 книг )
maiorova: (кот)
Мало в этот месяц, мало. Всего шестнадцать книг с семнадцатою. Первую половину месяца я увязла в фэнтези, а потом обратно вывязла, и у меня начался индийский стих период. Всем советую, незнакомая литература очень освежает и бодрит.

16 книг )

А семнадцатую представлю без ката: я её ведь и не читала. Так, картинки смотрела. А картинки непростые, рисовал их в Нью-Йорке карикатурист Бернард Клибан по прозвищу Хэп.

Как отличить кота от мясного хлеба?



maiorova: (кот)
Итого семнадцать книжек, не много, да и не мало. Июль допустимо назвать месяцем мемуаристики, даже без Фидлера, которого, пресытившись гривуазными подробностями, пришлось отставить. И почти без сожалений отставить, потому что ну сколько ж можно! Основная тема - 1900-е-1920-е годы, не самое "моё время", но, без сомнений, интересное.

Список прочитанного )
maiorova: (кот)
На термометре плюс тридцать семь, но я не падаю духом. Сегодня будет список из семнадцати книжек, сборник стихов один и маленький, работа по специальности тоже всего одна. Зато какая! По остальным же перечисленным произведениям всяк может догадаться, что:

а) был у меня французский период, а настал период германский;

б) "только детские книги читать,/ Только детские думы лелеять,/ Все большое далеко развеять..." Не знаю, как насчёт из глубокой печали восстать, разве что вляпаться потом в мелкую. По самые уши.

17 )
maiorova: (кот)
Поль Констан «Откровенность за откровенность» - http://fem-books.livejournal.com/1113239.html. Как в Изумрудный город пришли женщины без зелёных очков. А волшебника Гудвина никогда и не существовало.

Дора Хельдт «Отпуск с папой» - летняя-летняя такая вещица, отпускная, бесхитростная. Симпатичная женщина рассчитывала помочь подруге, а заодно пофлиртовать и поразвлекаться на курортном острове, но вмешался папахен — бодрый, активный брюзга, что, как известно, наихудший сорт брюзги. Самый провокационный эпизод — совместное нудистское купание дочки и папахена. Что смешнее всего — я думала, героине лет 25, а её отцу, соответственно, плюс-минус пятьдесят-пятьдесят пять. Угу, как не так. Ей сорок с лишним, а ему за семьдесят. Белая зависть. http://fem-books.livejournal.com/1149640.html

Катрин Панколь «Крутые мужики на дороге не валяются» - если взять десяток розовых романчиков издательства «Арлекин», нарезать лапшой, смешать и влить уполовник горькой правды, получится вот какая штука: http://fem-books.livejournal.com/1118335.html

Майлис де Керангаль «Чинить живых» - прекрасно понимаю: найдутся те, кто назовёт «Чинить живых» грубой агиткой за донорство органов... http://fem-books.livejournal.com/1124551.html

Аньес Мартен-Люган «У тебя всё получится...»
- вот до чего мы дожили, что такое низкопробное чтиво — всеевропейский бестселлер? http://fem-books.livejournal.com/1125754.html

Патрик Уайт «Древо человеческое» - таких семейных саг, охватывающих судьбу от первых дней до последних, уже не пишут. Считается моветоном? Возможно, и к лучшему. «Древо человеческое» - реликт, литературный мамонт, секвойядендрон, но как приятно в жаркий день прислониться к его рыжему боку, помолчать, подышать медленно. Всё минется, всё забудется, одна тёрочка для мускатного ореха останется...

Наталья Туманова «Давно в Цагвери» - детский детектив в целом жанр довольно нарочитый, идеализированный. Но есть одно пристрастие, ради которого руки потянутся и к детским детективам: атмосфера. В данном случае, грузинская, тифлисская... http://fem-books.livejournal.com/1127770.html

Эми фон Роден «Упрямица»
- динамичная, забавная и поучительная история о том, как из человека сделали барышню. http://fem-books.livejournal.com/1133319.html

Ютта Рихтер «Щучье лето» - Каждый день трое приходят на берег реки. Каждый день трое ловят щуку. Каждый день щука от них ускользает. Если дети поймают щуку, их мама выздоровеет. И написано мастерски, но куда школьному возрасту подобное? У меня у взрослой, тёртой-матёрой, канцерофобия взыграла. http://fem-books.livejournal.com/1147670.html

Юдит Шалански «Шея жирафа» - получила ежегодную премию «Красивейшая книга Германии». Обещаю более развёрнутый отзыв, а пока скажу одно: книга действительно исключительной красоты. Во всех смыслах этого слова. АПД: обещание выполнено, http://fem-books.livejournal.com/1158547.html

Сюзан Уиттиг Альберт «Повесть о ферме на холме» и «Повесть об Остролистном холме» - церемонная викторианская манера повествования анестезирует мозг. Но мало-помалу заморозка отходит, и перед нами обнаруживается психоделический крышеснос. Беатрикс Поттер, детская писательница в компании ежа, мыши, морских свинок и скорби о мёртвом возлюбленном, решает заняться фермерством. А в деревне-то того... дивеса творятся. Всё, как в поттеровских книжках-малышках: барсуки в сюртуках, кошки в сапожках, кролики с брегетами. Ой, кролики не из той оперы.

Рикарда Хух «Жизнь графа Федериго Конфалоньери»
- http://fem-books.livejournal.com/1134255.html. Отличная биография, но справедливости ради, в пандан стоило бы написать «Жизнь графини Терезы Конфалоньери». О вечной и неисходной тюрьме, именуемой «быть женщиной».

Стефани Цвейг «Нигде в Африке»
- как новые африканцы еврейского происхождения выживали в Кении. Взрослее всех в семье маленькая дочка. Часто случается такое, между прочим... Много любопытных бытовых подробностей, стиль ближе к дневниковому.

Элейн Файнстайн «Дети Розы» - серия чудовищно подорожала, но я решила не экономить: поэтесса, переводчица на английский Марины Цветаевой пробует себя в прозе. Грех пропустить. Зыбкая, тревожащая интимность файнстайновской лирики перекочевала и в роман. После развода у Мендеса полон дом посторонних хиппи, которые того гляди самого его выселят, а Лялька вернулась в Польшу и никакой Польши не нашла. То есть говорят по-польски, написано «Польша», а страна другая.

Марион Вудман «Сова была раньше дочкой пекаря» - и быстро же в психотерапии меняется ландшафт! Почувствовала себя на раскопках. То, что ещё вчера воспринималось как новаторство, сейчас звучит древностью седой: http://maiorova.livejournal.com/250085.html
maiorova: (кот)
Из списка явствует, что у меня период сплошной Франции. Биографий нет, научпопа одна книжечка, по специальности тоже одна, и негодная притом.

шестнадцать книг )

Сборников стихов тоже нет. Из туманных соображений "для коллекции" и "чтоб было" взяла на распродаже сборник Парщикова, и... и история прекратила течение своё. Потому как стихи у Парщикова такие:

Еж извлекает из неба корень — тёмный пророк.
Тело Себастиана на себя взволок.

Еж прошёл через сито — так разобщена
его множественная спина.

Шикни на него — погаснет, будто проколот.
Из под ног укатится — ожидай: за ворот.

Еж — слесарная штука, твистующий недотёп.
Урны на остановке, которые скрыл сугроб.

К женщинам иглы его тихи, как в коробке,
а мужчинам сонным вытаптывает подбородки.

Исчезновение ежа — сухой выхлоп.
Кто воскрес — отряхнись! — ты весь в иглах!
maiorova: (кот)
Что-то месяц получился... разгрузочный. Из шестнадцати книг марта четыре биографии, одна, и та условно, работа по специальности... иностранной литературы - ноль. Зеро. Как высветило мне, удивительно, и именно тогда, когда я любопытнейшей литературы накупила на половину зарплаты: английские книги, какими бы они ни были интригующими, отказываются читаться. Внимание распыляется, и вот уже на издании храпит кот, а я листаю очередной худлит. Правда, всё везло-то с худлитом.



шишнадцать штук )
maiorova: (кот)
Сегодня, как каждое третье число месяца, я похваляюсь списком прочитанного. Для желающих под катом четырнадцать книжек, а для нежелающих повешу тут карикатуру про эскейпизм в прямом смысле слова:




четырнадцать обещанных книг )
maiorova: (кот)

В начале года я постаралась немного исправиться и прочла целых две книги по специальности, а также две мемуарных. Стихи, не знаю отчего, что-то подряд не читаются. Миновали те золотые дни Аранжуэца, когда я могла сборники подряд читать. Сейчас одолею одно стихотворение и хожу в нём, как в шубе. 

Пятнадцать книг под катом )

maiorova: (кот)
Как явствует из списка, последний зимний месяц прошёл довольно-таки бестолково. Сплошная беллетристика, по специальности ничего, научного - ничего, и ни единого сборничка стихов не могу вам представить. На иностранном языке - одна книжка. Воспоминаний - одна книжка. Причём и на иностранном языке, и воспоминаний - одна и та же книжка. Но ничего страшного, в наступившем году наверстаю. Всех, кому интересно, приглашаю под кат:


Пятнадцать книг всего-навсего )


maiorova: (кот)
Большинством голосов было решено, что отчётам о прочитанном в этом блоге - быть. Для тех, кто не имеет желания их читать, прячу список под кат и предлагаю полюбоваться многозначительным бук-артом (англ. - издевательством над книжкой). Автор, к сожалению, неизвестен:



А для желающих полюбоваться, под какой тяжестью трещат мои полочки - добро пожаловать под кат:
Семнадцать книг )
* *
Настал вечер, когда возвращается кошка.

Прополоскав рот от рыбного запаха,
я сажусь рядом с ней у окна,
где восходит медленно луна.

Она голодный вид уже скрыла,
но что мне делать с этой душой,
чувствующей запах рыбы,
облизывающей руки,
и всё время трущейся спиной?

Я открываю лунный шкаф,
что висит на краю карниза,
и достаю одну чистую тарелку.

Сегодня вечером нет ничего, прости,
что мог бы дать я тебе.
Вот, хоть белое и круглое полижи.

Profile

maiorova: (Default)
maiorova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 56 7 8
910 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 18:51
Powered by Dreamwidth Studios