maiorova: (кот)
Я отличалась от остальных и всегда это знала. Мне запрещали ходить с покрытой головой, носить длинную школьную форму, читать Коран, участвовать в рамаданских шествиях, надевать молитвенные наряды, ходить в мечеть с другими детьми, которые радостно шагали туда по вечерам с фонарями в руках. А я стояла за железными воротами и слушала, как они поют:
- Добро пожаловать, Рамадан!

Наш дом был сугубо светский, хотя мне и понадобились годы, чтобы понять значение слова "светскость". К моей светскости - к непокрытой голове, западной одежде, голым ногам - относились как к родовой травме. Однажды подружка подарила мне на день рождения украшение - серебряную подвеску с именем Аллаха. Мама тут же конфисковала подарок и закрылась в гостиной, не желая со мной разговаривать
- В нашем доме - никаких религиозных слов, поступков, символов,, текстов, украшений и одежд, - сказала бабушка, скривившись.

По понятным причинам, такой предмет, как вероучение ислама, в заваливала каждый год, неукоснительно. не спрашивайте, как мне вообще удалось закончить школу. Как-то удалось.

Мама мечтала, чтобы я изучала в колледже французский язык, потому что "Франция - самая светская страна на земле". Но куда нам было до факультета французского языка. Поэтому мама проводила целые дни за изучением списка предметов, которые преподавались в различных колледжах по соседству, и наконец выбрала для меня специальность гида, а на будущее - работу в какой-нибудь гостинице на Мёртвом море, где окружение, во-первых, светское, а во вторых, космополитическое. Мама всегда была на грани срыва: руки дрожат, подбородок трясётся, глаза блуждают... Сказать ей откровенно, что я обо всём этом думаю, я боялась: опять ещё кухню разнесёт в щепки, как тот раз. Безусловно, я рассчитывала совсем на другое будущее, но мама у меня была одна. И я у мамы была одна, единственное, что осталось ей от прежней счастливой семьи. Так что я молчала в тряпочку и исправно посещала колледж.

Из дома я выходила рано утром и ждала автобуса или маршрутки на остановке в конце аллеи. В отдалении непременно стоял соседский сын - стриженый парнишка с огромными глазами и маленькими смешными ушами - и внимательно смотрел на меня. Каждый день я встречала его и невольно искала взглядом его тощую угловатую фигуру. На нём всегда была белая рубашка, по-видимому, одна и та же, и светлые брюки, залоснившиеся от постоянной утюжки. Я косилась на него украдкой - никакого другого приветствия мне не позволялось - и прыгала в автобус. Однажды соседского сына не оказалось на остановке. Не пришёл он и на следующий день, и послезавтра. Заболел никак? Или не хочет меня видеть? Неужели я ему уже надоела.

Наша набожная соседка сочла своим долгом объяснить бабушке всю подноготную. Оказывается, соседи сосватали сыну дочку богатого сирийского торговца.
- Из Наджвы жену не сделаешь, не тот матерьял, - подытожил сосед. - Ходят слухи, что её папаша наркобарон на китайской границе. Да и вообще - выросла в доме, где нет мужчин. Куда же это годится? Не сможет ни оказать моему мальчику почтение, как подобает, ни ублажить его. Дом их - дом без радости. Только три женщины катаются, как горошины в пустой коробке, и сохнут, сморщиваются.

У меня упало сердце. Упало, разбилось об пол и разлетелось вдребезги, как кофейная чашечка. Вместе с мамой я сидела под лимонным деревом.
- Мама, почему же папа от нас ушёл, почему он бросил нас так, всем на посмешище?

- Есть, дочь, такая мерзость, религия называется. Что поделать, если Аллах для папы важнее, чем мы с тобой, - и мама нервно пригладила редеющие длинные волосы.

Бабка цыкнула последним зубом.
- Поговаривали, что он женат на афганке, сказочной красавице, и живёт кум королю в Гималаях.

Мамин подбородок задрожал. Она до сих пор любила папу.
maiorova: (кот)



Джоанна Бурк родом из Новой Зеландии, преподаёт историю в Лондоне. Профессорские обязанности не мешают ей регулярно публиковать интересные и доступные научно-популярные книги по истории и культурологии. "Культурная история страха" (2005) - одна из них.

1 глава. Вступление.

Спайку Мэйсу ещё и четырёх лет не исполнилось, когда он осознал, что может умереть с голоду в идиллических холмах родного Эссекса. Мисс Элинор Маркхем была «молодой достопочтенной женщиной», когда её схоронили заживо в деревне неподалёку от Нью-Йорка. Шестьсот человек, погибших при пожаре в чикагском театре «Ирокез» оказались жертвами паники едва ли не в большей степени, чем жертвами угара и дыма. Страхи этих людей, живших в первые десятилетия двадцатого века, как и многие другие, будут рассмотрены в нижеследующих главах. Их встречи со смертью содержат как знакомые нам, так и чуждые нашей психологии элементы.

В XXI столетии страх голодной смерти приглушён, хотя и не уничтожен, различными формами общественной и частной поддержки голодающих. Ныне жители Великобритании и США гораздо чаще боятся располнеть от избыточного питания, чем отощать. Чаще, чем быть похороненными заживо, наши современники и современницы страшатся обратного: мучительного существования в условиях больницы, на аппаратах искусственной поддержки жизнедеятельности. Оказавшись внутри горящего здания, люди по-прежнему впадают в панику, однако противопожарные системы, законы о безопасности строительства и страх судебных разбирательств «в случае чего» сводят к минимуму вероятность погибнуть в давке у единственного выхода.

Если выражаться точнее, способы, которые человечество применяло, пытаясь справиться с извечным ужасом смерти, в конце XIX-начале XX веков претерпели драматические изменения. Религиозный дискурс оказался вытеснен на обочину, в ход пошла терминология и риторика научно-гуманистического свойства. На этих страницах сакральное и профанное встречаются в суровой битве за контроль над одним из самых глубоких страхов нашего мира. Никогда смерти не боятся так сильно, как во времена бедствий. Перепуганный индивид, пытаясь предотвратить свою гибель, хватаются то за надежду на высшие силы, то за социальные связи. Индивидуальная конфронтация со смертью может приводить и к массовой панике.

Основная проблема современности — как помочь людям в ситуациях, когда их самые глубокие страхи начинают сбываться. Когда пламя лижет потолок театра, когда поезд валится с моста, когда гремят взрывы на складе боеприпасов — как обезумевшие от ужаса люди должны справляться с паникой? Ни светские комментаторы, ни даже богословы не дают полного ответа на этот вопрос. Никакая подготовка к катастрофе, что материальная, что духовная, не спасёт нас от встречи лицом к лицу с собственной смертью. Страшно нам всем. Очень страшно.
maiorova: (кот)
Давнымдавно, много лет назад, солнце было таким же человеком, как вы да я. Целый день мужчина-солнце расчищал поле под посадки. Щёки его разгорелись от работы. Пошёл он искупаться и видит: посреди реки водоворот танцует. Что такое? А это маленькая волшебная речная женщина играет, длинными косами воду вертит, плещется и веселится.

Мужчина-солнце схватил её за косу.

- Отпусти меня, - взмолилась волшебная речная женщина, - я приведу тебе жену.

Он её отпустил. На следующее утро смотрит, идёт к нему через поле белая-белая девушка. Взял мужчина-солнце её в жёны. Принялась белая девушка за работу, всё переделала, а под вечер послал её муж к реке, воды принести. Взяла белая девушка тыкву-горлянку, наклонилась к воде, но только намочила пальцы, как стали они мягкие, расплылись, а там и руки, и всё тело... И превратилась она в маленькую кучку глины. Ведь сделана была эта девушка из белой-белой земли.

И нашёл мужчина-солнце вместо жены только грязь и мутную лужицу, так что даже поднялся выше по течению, чтобы напиться.

- Экая бесполезная, - сказал он.

На следующее утро смотрит мужчина-солнце, идёт к нему чёрная-чёрная девушка. Он ей сразу: а ну-ка принеси воды. Полную тыкву воды принесла невеста, поела и попила с мужем вместе. Потом мужчна-солнце вернулся к работе, а чёрная девушка стала огонь разводить, и только наклонилась к очагу, как её лицо стало таять, а там и руки, и всё тело...   Ведь сделана была эта девушка из чёрного-чёрного воска.

Побагровел от ярости мужчина-солнце. Бежит к реке, кричит: осушу тебя, проклятая! До дна осушу! Вышла из потока волшебная речная женщна и отвечает: не гневайся, наутро пришлю тебе другую невесту.

Просыпается мужчина-солнце поутру, а навстречу идёт красная-красная девушка. Стала разжигать костёр - не настаяла. Принесла воды - не растворилась. И когда понял мужчина-солнце, что никуда эта жена не денется, стала она для него приятна и привлекательна. Сделана эта девушка была из красного-красного кремня, самого твёрдого камня, который только у нас встречается
maiorova: (кот)
Одним из самых распространённых симптомов посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) является ретравматизация, она же вторичная травма, она же вторичный травматический стресс. Как с этим стрессом справиться? На вопросы Джойс Боаз отвечает доктор Фрэнк Охберг, психиатр и психотерапевт

- Что вы говорите своим клиентам, когда они чувствуют, что ретравматизировались? Вообще что значит ретравматизация и что с ней делать?

- Ретравматизация - это открытие старых эмоциональных ран и тревожное предчувствие этого процесса. Второй эпизод может оказаться даже тяжелее первичной травмы, потому что заключает в себе нюанс "злого рока"; не ограниченный во времени болезненный опыт, который начался и закончился, а ощущение бесконечного мучительного и бессмысленного напряжения. Пережившие травму рассказывали мне, что ретравматизация - это как первичная травма плюс травма новая плюс ещё потеря психологической безопасности, то есть чувства, что всё "хорошо кончится". Пусть психологическая безопасность - не более, чем миф, но это миф поддерживающий. Он даёт силы жить, отрицая смерть, оберегает нас от иссушающей биологической реальности.

Психотерапевты, которые работают с травмой, неизбежно сталкиваются и с ретравматизацией. В работе с посттравматическим стрессом мы стараемся избегать касаться раны, исследование которой слишком болезненно. Один неуместный вопрос, неверный выбор времени, обращение к травматическому опыту, когда психотерапевтический альянс ещё не установился - это признаки плохой терапии, терапии ранящей, разрушающей доверие.

Когда мои пациенты - иногда годы и годы спустя - описывают возвращение ПТСР, они чаще всего говорят о переживании своей неудачливости, неспособности справиться, повторяют одну и ту же фразу: "возвращаюсь к тому, с чего всё началось". Как будто бы всё, что удалось узнать о преодолении травматического стресса, испарилось. Причина чаще всего - новая травма, реже - физическое заболевание или продолжительная цепь неудач, пут и уступающих по интенсивности травме, вызвавшей ПТСР. В мои задачи как терапевта входит оценить, насколько они продвинулись со времён первой травмы, вместе с ними найти ресурсы уверенности в себе, напомнить об их навыках выживания и совладания с трудностями.Кроме того, я поддерживаю пациентов в осознании того, что ПТСР - реальность, и нельзя одной силой желания исцелить его. Возможно, они нуждаются в психотерапии. Возможно (хотя я считаю, что не обязательно) - в медикаментозном лечении. И всегда они нуждаются в понимании и поддержке близких.

Итак, если вы успешно пережили травму, но ваш личный ураган вернулся, то есть ПТСР нанёс ответный удар - что делать? Во-первых, убедитесь, что на данный момент вы в безопасности. Физическая безопасность предполагает способность к усилию, наличие друзей и может предполагать доступность экспертов - специалистов в области безопасности, права и медицины. Там, где риск высок, не до психоанализа, сперва следует обеспечить себе безопасность. Во-вторых, если вы в безопасности физически, но испытываете страх, "вспышки" мысленного возвращения в травмирующую ситуацию,психологическое онемение, потребность спрятаться, скрыться - напомните себе, что вы уже не из тех зелёных новичков, ничего не ведающих о психологической травме. ПТСР нарушает чувство времени и заставляет считать, что все опасные события происходят непосредственно здесь и сейчас. Но помните, это не так, речь идёт о подземных толчках после того, как основное землетрясение уже закончилось. Применяйте то, чему научились, и пусть ваш разум повторяет то, что для вас сейчас полезно: Всё проходит, проходит и ПТСР. Вы - ценны. Другие люди поймут. Нет ничего позорного и стыдного в том, чтобы бояться, смущаться и горевать - в том, чтобы быть человеком. И наконец, обратитесь к тем близким, которых считаете достойными доверия. Сообщите им, что у вас ретравматизация, или тревога, или депрессия - в любых терминах, которые вам удобны. Избегайте социальной изоляции. Если ощущаете, что нужна профессиональная помощь - прибегните к ней. Возвращение ПТСР кажется хуже, чем первичная травма, но в большинстве случаев это не так. Однажды вы уже победили, уже преодолели, и полученные навыки сработают, когда минует первая шоковая реакция.

Оригинал: http://www.giftfromwithin.org/html/FAQ-PTSD-Symptom-Re-Traumatization.html
Вообще сайт полезный, рекомендую.

Идея: уважаемой френдессы [livejournal.com profile] umklaidet

Здоровья вам, уважаемые читательницы. Извините, что промедлила, надеюсь, этот пост не станет "по ужине горчицей" и принесёт некоторую пользу.
maiorova: (кот)
On Eating... Когда у нас эту маленькую книжечку переведут и издадут, я буду плясать вприсядку. Редкий случай, когда первая же глава становится откровением. И при этом весьма понятно, до какой степени малоосуществимы эти рекомендации в наших реалиях.

Ешьте, когда голодны.

Не дожидайтесь, пока вы очень сильно проголодаетесь или начнёте изнывать от голода.
Если у вас не возникает мысли, что вы голодны, - не ешьте.
Это скорее всего и означает, что вы не голодны.
Тем не менее, ощущение голода можно не научиться или разучиться распознавать, и приходится снова обучаться опознаванию голода.

В любом случае, не ешьте, если не ощущаете голодных спазмов. [...]

Не отчаивайтесь, если вам трудон распознаваь чувство голода. Возможно, вы не знаете, когда вы голодны, а когда нет, потому что:

* едите, не успев проголодаться;
* едите, потому что все едят.
* едите, потому что вы рассержены, опечалены, раздосадованы;
* едите, потому что веселы и счастливы;
* едите, потому что шли мимо кафе или кондитерской, а оттуда вкусно пахло;
* едите, потому что пора;
* едите, потому что мама так учила;
* едите потому что ощущаете себя безнадёжно толстым существом;
* едите, потому что вам скучно;
* доедаете за ребёнком.
maiorova: (кот)
Снег

Рассказывает Йоланда

В тот первый нью-йоркский год мы снимали крохотную квартиру. неподалёку оказалась католическая школа, где преподавали монахини Ордена Милосердия, дюжие женщины в длинных чёрных одеждах и странных шапочках, придававших им вид кукол в трауре. Монахини очень мне нравились, особенно классная руководительница, сестра Зоя. Она была похожа на мою бабушку. Какое красивое имя, воскликнула она, и научила весь класс правильно его произносить: Йо-лан-да. Меня, единственную иммигрантку в классе, усадили на первый ряд у самого окна, чуть в отдалении от остальных учеников, чтобы сестра Зоя могла помогать мне, не привлекая излишнего внимания класса. Медленно, терпеливо она диктовала мне по слогам новые слова, а я повторяла: мет-ро, поп-корн, пра-чеч-на-я са-мо-об-слу-жи-ва-ни-я, снег.

Постепенно я нахваталась английского в достаточной мере, чтобы понять: в воздухе ощутимо попахивало мировым пожаром. Сестра Зоя рассказывала о международной обстановке, о Кубе. Класс хлопал глазами. Русские ракеты готовились лететь прямо на Нью-Йорк. Дома выступал по телевизору президент Кеннеди, тоже встревоженный не хуже сестры Зои: объяснял, что мы должны быть готовы к битве с коммунистами. В школе нас мучили гражданской обороной: по сигналу звонка надлежало выйти из класса в вестибюль, лечь на пол, накрыть головы верхней одеждой и представлять, как волосы наши облетают с голов, а кости рук размягчаются. Дома мама с сёстрами перебирают чётки, молятся  за мир во всём мире. Я заучивала новую теминологию: я-дер-на-я бом-ба, ра-ди-о-ак-тив-ный пе-пел, бом-бо-у-бе-жи-ще. Сестра Зоя разъясняла, как это будет происходить, рисовала на доске ядерный гриб, и по чёрному фону рассыпались меловые точки, изображавшие пресловутый пепел, который убивал всех нас.

Ноябрь, декабрь... становилось всё холоднее и холоднее. Утром, когда мы просыпались, было совсем темно, а на улице так зябко, что по дороге в школу я задерживала дыхание. Однажды на первом уроке, когда я сидела за своей первой партой и клевала носом, вдруг в окне замелькали те самые белые точки, какие сестра Зоя рисовала на доске - сначала одна, вторая, потом сразу несколько, и вдруг посыпались сотни и сотни частиц радиоактивного пепла.
- Бомба! Бомба! - закричала я страшным голосом.
Сестра Зоя ринулась ко мне, подол её чёрного одеяния раздувался. Девочки заплакали.
Но ужас на лице сестры Зои сменился улыбкой:
- Йоланда, дитя моё, так это же снег! - она рассмеялась, - Снег!
- Снег, - тупо повторила я и с тревогой выглянула в окно. Всю жизнь я слушала сказки о белых кристаллах, которые сыплются с северного неба зимой, а вот теперь они предстали мне воочию. Прямо из-за парты я наблюдала, как лёгкая белая пудра покрывает тротуар и машины, стоявшие на обочине. Каждая снежинка уникальна, говорила сестра Зоя, незаменима и прекрасна. Как и всякий человек.

О писательнице и романе см.: http://fem-books.livejournal.com/885876.html
maiorova: (кот)
Ещё, может быть, по рассказам вдарю, когда настроение будет. А пока слушайте монолог Абдуллы:

Самолёт вошёл в плотный слой облаков. Сон бежал от Абдуллы, хотя перелёт во Франкфурт был долгий и утомительный. Когда женщины ездили рожать в Маскат, в миссионерскую больницу аль-Саада, швейные машинки с бабочкой ещё по стране не продавались. Так как же получается, что Майя шила на такой машинке? Электричество ещё не везде провели... )

Облака рассеялись, и внезапно в иллюминаторе крохотного самолёта ясное небо показалось. Абдулла, сын торговца Сулаймана, дремал ещё несколько мгновений и проснулся, бормоча: «Пощадите, о почтенные, не вешайте меня вниз головой в колодце, молю вас, только не в колодец!»
maiorova: (кот)
Я, кажется, влюбилась в женщину с Аравийского полуострова. Меня с нею [livejournal.com profile] freya_victoria познакомила. Её зовут Джоха аль-Харти, она живёт в Омане и пишет книги. Вот одну главу из романа http://www.jokha.com/novels.html перевели на английский, и я решила подсуетиться с русским переводом. Не обессудьте, но надеюсь, вам будет любопытно.

Потеряла себя Майя за чёрной швейной машинкой, украшенной бабочками, потеряла себя в любовной страсти. Ни словом, ни вздохом не выдавала она себя, но каждую ночь её слабое тело сотрясалось от рыданий и вздохов. Иногда ей казалось, что вот сейчас придёт смерть, так пронзительно было желание видеть того мужчину, и на утренней молитве она дала обет: «Клянусь всемогущим Богом, ни о чём не прошу, но об одном – его увидать. Клянусь всемогущим Богом, пусть он не заметит меня, лишь бы я видела его». А мать продолжала верить, что эта бледная молчунья не думает ни о чём, кроме тканей и ниток, не слышит ничего, кроме безостановочного стрекота своей машинки. Но Майя слышала все звуки мира, видела все цвета радуги, и всё же сидела, как прикованная, за машинкой, вставая с деревянной табуретки, только чтобы взять ножницы или новую шпульку из пластмассовой корзины, которая стояла в ящике. Мать виновато ощущала благодарность за то, как мало ела дочь, и втайне надеялась, что найдётся мужчина, который оценит это бесконечное шить, эту голодовку, который возьмёт Майю в жёны. И мужчина нашёлся.
Как всегда, Майя сидела за швейной машинкой )


Продолжение следует.
maiorova: (кот)
Статья Александры Петри в Вашингтон Пост: https://www.washingtonpost.com/blogs/compost/wp/2015/10/13/jennifer-lawrence-has-a-point-famous-quotes-the-way-a-woman-would-have-to-say-them-during-a-meeting/. Мне показалось логичным её перевести и представить на суд общественности. Если вы спросите, узнала ли я саму себя - да, я себя узнала.

Знаменитые цитаты - как бы это сказала женщина на деловой встрече.

«Несколько недель назад у меня на работе случилась такая история,» – пишет Дженнифер Лоренс в эссе для Ленни (Оп-па, я подписалась на Ленни! Отличная работа, госпожа Данэм!) – «я откровенно высказала свою точку зрения – без всякой агрессии, просто прямо и откровенно. И тут мужчина, с которым я работаю… если быть точными, он работает на меня, вдруг возмутился: «Ничего себе! Мы вообще-то одна команда!» Как будто бы я на него наорала. Я так растерялась. Ведь ничего же личного, оскорбительного и, честно говоря, ничего неправильного не прозвучало. Каждый день слышу, как люди высказывают собственное мнение, и вот высказала своё – в той же самой манере, а все теперь думают, что я хамка…»
Тут-то до меня и дошло.
“Женщина на деловой встрече” - это такой специальный язык.
Вроде и не должно его быть, но он существует. Стоит позволить себе откровенность и называть вещи своими именами, обязательно окружающие поинтересуются, почему ты такая агрессивная, яростная, злобная. Так что приходится переводить свои мысли в форму угодливых извинений неизвестно за какую ошибку. Как заметила в одном из недавних очерков Слоун Кросли [Sloane Crosley], чаще всего мы извиняемся тогда, когда с нами поступают прискорбно плохо. Не наоборот.
Чтобы проиллюстрировать, в чём здесь состоит сложность, я позволила себе перевести некоторые знаменитые фразы исторических деятелей прошлого в ту форму, в которую женщины часто облекают свои мысли во время деловых встреч и обсуждений, чтобы не показаться злыми, агрессивными или (о ужас!) стервозными.

Дайте мне волю – иль дайте мне смерть [Патрик Генри, из выступления в парламенте Виргинии перед началом Войны за независимость]
Женский вариант: «Дэйв, если можно, я бы – я бы пожалуй… Я думаю, что если вариант с тем, что нам дадут свободу – это прямо жуть, жуть и кошмар, то альтернатива, как бы это выразиться помягче… она получается ещё хуже. Вот такая у меня мысль. И это меня так беспокоит… не знаю даже, как и сказать.

У меня есть мечта
[Мартин Лютер Кинг]
Женский вариант: Простите, пожалуйста, у меня мелькнула мысль… идиотская, наверное, но в то время, как мы все здесь дискутировали, обсуждали ситуацию, обсуждали наши проблемы – у меня мелькнула мысль, видение, если угодно, - видение… э-э... будущего?

Мистер Горбачёв, разрушьте эту стену [Роналд Рейган]
Женский вариант: Прошу прощения, Михаил Сергеевич, можно одну маленькую ремарку? Мы оба согласны, что эта стена свою задачу, для которой она была построена, не выполняет – так? И если посмотреть внимательно на всё, что было уже высказано всеми нами – мы согласны, что настало время её убирать? Наверное. Хочу ещё спросить, может быть, кто-то ещё желает высказаться?

Единственное, чего мы должны бояться сейчас – это самого страха.
[Франулин Рузвельт]
Женский вариант: хочу сказать… хочу сказать… извините, но может быть, стоило бы немножко меньше бояться всего того, что не является… э-э… страхом? Как вы считаете, есть в этом смысл? Не обессудьте, чепуху какую-то несу, совсем зарапортовалась…

Не спрашивай, что страна может сделать для тебя. Спрашивай, что ты можешь сделать для страны. [Джон Кеннеди]
Женский вариант: Пусть я не эксперт, Дэйв, но всё-таки, по-моему, имеет смысл больше сосредоточиться не на том, чтобы просить у правительства, а задуматься – мы-то сами, что можем? Только задуматься, всего лишь задуматься. Если есть желание, конечно.

Отпусти народ мой [Пророк Моисей].
Женский вариант: Но послушайте, уважаемый фараон! Я вас прекрасно понимаю, прекрасно понимаю, откуда вы ведёте и к чему хотите прийти. Если вы уже приняли решение, - не буду вам ставить палки в колёса, но всё же, всё же – может быть вариант отпустить народ мой имеет какие-то преимущества? Или вы всё-таки считаете нужным его отмести?

Пришёл, увидел, победил [Юлий Цезарь]
Женский вариант: Я не то, чтобы хочу обратить на себя внимание, но ведь и я была там вместе со всеми, и мне выпала честь быть в команде, быть частью команды, когда она так замечательно поработала и победила.

Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными… [Декларация независимости США]
Женский вариант: Простите, но мне кажется… мне действительно кажется, что мы сотворены равными, разве нет? Есть у меня такое чувство…

А я еще и не начинал баталию! [Джон Поль Джонс]
Женский вариант: Дэйв, не собираюсь устраивать с вами баталии на эту тему…

И я буду услышан.
[Вильям Генри Гаррисон, известный американский аболиционист] “I will be heard.”
Женский вариант: Извините, что прерываю вас… Нет, нет, Дэйв… продолжайте, пожалуйста. Я вас слушаю, внимательно слушаю.
maiorova: (кот)
[6.12.09]
Лера Бородицки [Lera Boroditsky]
Лера Бородицки - доцент факультета психологии, нейронауки и символических систем Стэнфордского университета. Она исследует, как язык, на котором мы говорим, влияет на наше мышление.

Перевод мой, не обессудьте.


Люди взаимодействуют друг с другом на головокружительно огромном количестве языков, которые отличаются друг от друга немыслимым количеством нюансов. Формирует ли язык, на котором мы общаемся, наш образ мира, наше мышление, наш образ жизни? Мыслят ли люди по-разному только лишь потому, что говорят на разных языках? Мышление полиглотов – остаётся ли оно неизменным, когда они переходят с языка на язык?
Далее: Буш читает Хомски, русские различают цвета, а аборигены Австралии оказываются людьми-компасами )
maiorova: (кот)
Если кто-то любит медвежонка Фоззи... то есть я хотела сказать, если кому-нибудь нравятся мои переводы, так у меня их есть ещё. В своё время на Ливлибе поделился добрый человек электронкой романа ирландского писателя Родди Дойла Paddy Clarke Ha Ha Ha. Его у нас знают в основном по музыкальной трагикомедии "Обязательства" [The Commitments] о многотрудном существовании первой в Ирландии ска-группы. Похоже на "Мы из джаза", только все злые и пьяные. А "Падди Кларк", между прочим, в 1993 году получил Букера. Переведён на девятнадцать языков. В общем, было заняться нечем, я его перевела на двадцатый.

Уважаемые читатели, не обессудьте. Я сама обалдела, когда увидела, в какую чепуху под моим пером превращается умная, глубокая книга о домашнем насилии и проклятом ирландском католическом детстве. Но в тогдашней моей системе ценностей даже скверный перевод был не хуже, чем никакого.

В теперешней, впрочем, тоже.



http://samlib.ru/m/majorowa_o_w/roddidojl.shtml
maiorova: (кот)
Я возвращался в Ладлоу
Слегка навеселе.
Два славных друга шли со мной
В вечерней лунной мгле.

А нынче Нед сидит в тюрьме,
А Дик лежит в земле.
Я возвращаюсь в Ладлоу
Один, один во мгле.
maiorova: (кот)

Сочетание этих трёх санкций поддерживает число измен у гусиев на достаточно низком уровне. Женщины неподдельно боятся сверхъестественных кар, а мужчины – до известного предела – мести духов, а того сильнее – огласки и наказания старейшин. В устойчивой системе левиратных браков вдовы ограничены тем же количеством правил и традиций, что и замужние, хотя вдова, оставшаяся в пренебрежении со стороны родственников умершего мужа, может проявлять сексуальную распущенность, пока кто-то из мужчин не решит сожительствовать с нею регулярно. Даже те женщины, мужья которых находятся на отхожих промыслах, обычно блюдут супружескую верность, чему способствует и регулярное возвращение мужей на побывку, после которой женщины чаще всего остаются беременными. Сообщается о случаях, когда жены, которых в отсутствие мужей домогались мужчины клана, громко обвиняли несостоявшихся прелюбодеев в покушении на убийство их мужей посредством амасангии. В общем, для среднего юноши-гусия шансы вступить в сексуальные отношения с замужней женщиной весьма и весьма невелики.

Но для холостого мужчины-гусия есть ещё одна категория сексуальных партнерш – незамужние девушки его клана и местной общины. Несмотря на традиционный запрет, желание вступить с ними в сексуальный контакт у юношей настолько велико, что нашло своё отражение в особом обычае огочабера, «брать украдкой» (Mayer 1953:31). В период инициационного заточения девушки старшие подруги ночуют с ней в доме её матери. Среди неженатой молодёжи мужского пола принято в такую ночь прокрадываться под кров девушки и пытаться заняться сексом с нею и с её подругами. Юноши надеются, что девушки из стыдливости притворятся спящими и можно будет совершить совокупление без помех. Некоторые девушки действительно уступают, но гораздо чаще юношам дают возмущённый отпор замужние женщины, которые ночуют в этом доме, или кто-то из девушек. Они швыряются в юношей вещами и стараются выставить их вон. В наши дни, как рассказывают, многие девочки и девушки ложатся спать, только завязав подолы юбок узлом, с тем чтобы предотвратить изнасилование. Зачастую юноши, даже преуспевшие в уговорах, от возбуждения и страха эякулируют преждевременно. Поскольку «взятие украдкой» происходит под покровом ночи, случается, что близкие родственники, даже родные брат и сестра вступают в сексуальные отношения (Mayer 1953:31), хотя некоторые информанты отрицают такую возможность. Связям по обычаю огочабера даже потворствуют, но лишь в период инициации девочек, когда беременность не может наступить. Инициация длится не более двух месяцев, во всех общинах её стараются провести ближе к концу года, благодаря чему практика огочабера имеет значительные временные ограничения и становится только временной отдушиной для сексуальных желаний молодёжи мужского пола.

В другое время года подростки, родственные по клану и даже из одного поселения, всё-таки вступают в сексуальные связи. Не всегда это было легко осуществимо. В прошлом молодые мужчины поселялись в пастушьих хижинах эбисараали, вдали от родного дома, и время их поглощалось без остатка пастьбой и охраной собственного скота и похищением чужого. Женщинам запрещалось даже заходить на территорию пастушьих хижин. Эта сегрегация была барьером на пути половых контактов между юношами и девушками одного поселения. Пастушьи хижины были запрещены правительственным декретом в 1912 году, и юноши вернулись по домам, получив гораздо больше возможностей заводить сексуальные связи с девушками из родных поселений. Теперешние юноши 14-17 лет имеют сексуальную близость с девушками 12-15 лет, следуя различным паттернам добрачного обольщения, которые я опишу в следующей главе. С возрастом они, как бы то ни было, всё сильнее боятся оплодотворить девушку, вступить с которой в брак не представляется возможным. Тайная связь с родственницей по клану не имеет для общины особого значения, однако стоит ей выйти на чистую воду, как оба её участника, и юноша, и девушка, получат немало позора. Беременность обеспечивает общественное внимание к кровосмесительной связи и в любом случае вызывает наказание.

Был, например, случай, когда молодая девушка забеременела от своего «отца по клану» и призналась в этом во время родов. Столько упрёков и критики вынес этот человек от общины, что перестал вообще ходить в гости, даже в те дома, где был завсегдатаем. В конце концов, ему пришлось признаться в своём прегрешении публично и принести извинения (огосонсорана) старейшинам. Учитывая, какая судьба постигает любого незадачливого нарушителя запретов на кровосмешение, не удивительно, что юноши с восемнадцати лет стараются найти сексуальную партнёршу за пределами селения и клана.

Прежде чем перейти к добрачной сексуальной жизни за пределами клана, нельзя не упомянуть три других метода реализации мужского сексуального влечения, а именно мастурбацию, гомосексуальность и скотоложство. За мастурбацию сурово наказывают родители, и, по некоторым сведениям, ею занимаются только те мальчики-гусии, которые получают образование в интернатах, обучившись самоудовлетворению у сверстников из других народностей. Гомосексуальность в среде мужчин-гусиев воспринимается как нечто едва ли вообразимое. Никто не может даже вспомнить привести примеры гомосексуального поведения. Если оно и практикуется, то чрезвычайно редко и без какой-либо социальной поддержки. С другой стороны, скотоложство знакомо гусиям- мужчинам. Трудно оценить частоту его встречаемости, но практически каждый опрошенный гусий знал об эпизодах скотоложства в соседних поселениях. И одно дело о скотоложстве рассматривалось в колониальном суде. Если застают с козой или коровой мальчика младше шестнадцати лет, его наказывают мягко; считается, что таким способом он всего лишь проверял свою потенцию, причём сделал это максимально щадящим способом. Животное считается нечистым. Его умерщвляют либо продают другому народу, луо или кипсиги. Если животное принадлежало не отцу мальчика-скотоложца, его необходимо возместить. Отец и иногда другие старшие предостерегают мальчиков против этого занятия, и тем не менее, вполне вероятно, что скотоложством занимаются тайком очень многие дети, которых просто ни разу не поймали на месте преступления. Однако, если мальчика старше шестнадцати лет застанут во время совокупления с животным, это воспринимается куда серьёзнее: на том же уровне, что и кровосмешение в нуклеарной семье или психическое заболевание. Объясняется это обычно так: в юношу или мужчину вселились духи предков и заставили его совершить половой акт с животным, чтобы отомстить за определённую ошибку в совершении ритуала, например, за пропущенную погребальную жертву. Скотоложца отводят к прорицателю (омосогори), который обычно предписывает принести жертву. Но, несмотря на формальное объяснение скотоложства воздействием сверхъестественных сил, виновник, как и любой, за кем знают сексуальные правонарушения, становится жертвой недоброжелательной молвы. Кроме того, к этой каре добавляется необходимость возместить хозяевам осквернённую корову, а коровы ценны и дороги. Поэтому юноша, единожды попавшийся на скотоложстве, вряд ли повторит его снова, разве что успел развить стойкое предпочтение животных как сексуальных объектов.

Факты, представленные в этой главе, дают возможность заключить, что сексуальная активность гусийской молодёжи внутри их поседения и даже в других поселениях того же клана сурово ограничена. Замужние женщины находятся под запретом вследствие обычая супружеской верности; девушки доступны именно в тот момент, когда юноша не уверен в своей мужской силе, однако с возрастом он отходит от них всё дальше, страшась последствий инцеста. В ранней юности ему также доступен домашний скот, но в качестве постоянных партнёров животные под запретом. Все эти внутриклановые ограничения усилены моральными санкциями и взысканиями со стороны закона, которые клан как расширенная система родства и поселения, составляющие клан, как меньшие семейные группы используют, чтобы поддерживать и сохранять нормы групповой лояльности.

maiorova: (кот)

Сексуальные ограничения внутри клана.

Поскольку мужчины в большинстве случаев являются активной стороной в изнасиловании, а также несут ответственность за огласку эпизода, целесообразно рассмотреть обстоятельства, предшествующие изнасилованию, с точки зрения типичного мужчины, потенциального насильника. Начнём это рассмотрение с внутриклановых ограничений добрачного сексуального поведения, с которыми всталкивается юный гусий, и продолжим, описав ситуацию, в которую он попадает, пытаясь наладить сексуальные отношения с женщинами из других кланов.  

У гусиев родители не терпимы к детским сексуальным играм; за участие в них наказывают телесно и мальчиков, и девочек. Впрочем, дети имеют возможность ускользать от родительского надзора и совершать сексуальные действия. Отцы и матери убеждены, что все дети так или иначе делают это, хотя недовольны даже мыслями о том, что их собственный сын или собственная дочь играют в сексуальные игры. После инициации (8-9 лет у девочек, 11-12 лет у мальчиков) ситуация несколько меняется. Мальчик или юноша (ономура, то есть воин) поселяется в отдельной хижине неподалёку от родителей, получая тем самым уединённое пространство, где может проявлять сексуальную активность. Правило, воспрещающее межпоколенческий секс, требует от отцов и матерей позиции невмешательства в половую жизнь сыновей, прошедших инициацию. Напротив того, девочки после полового созревания вызывают у родителей постоянную тревогу, страх перед скандалом на сексуальной почве, который будет описан ниже. Этим страхом обусловлен высокий уровень родительского контроля над девочками, по крайней мере, попытки такого контроля.

Хотя родители чеще всего не обращают ни малейшего внимания на сексуальную активность сыновей, прошедших инициацию, последние могут выбирать объекты её приложения, только исходя из целого свода ограничений, налагаемых обществом. У многих народов Восточной Африки молодые мужчины имеют преимущество в сексуальных контактах с жёнами старших братьев, молодыми вдовами отца или другими замужними женщинами, но у гусиев такие практики воспрещаются и воспринимаются с величайшим ужасом. Юношам никогда не предоставляется возможность приобретать сексуальный опыт с более искушённой женщиной. Более того, любая замужняя женщина клана запретна для них: от жены ожидается абсолютная, без малейших отклонений верность мужу. Тем самым из числа сексуальных партнёрш исключаются все замужние женщины поселения, причём с того самого момента, как они вступили в брак с мужчинами клана.

Правила и законы, предписывающие супружескую верность, усиливаются тремя типами санкций, и первый из них – сверхъестественная кара, известная под названием амасангия, которая может развиться в любой момент после передачи свадебного выкупа родителям невесты. Амасангия буквально означает «разделение» и подразумевает последствия незаконного разделения сексуальных страстей замужней женщины. Амасангия вызывается женской изменой, но влияет чаще не на саму изменницу, а на её супруга и детей. Гусии верят, что если женщина занимается сексом с кем-то ещё, кроме законного мужа, а особенно продолжает при этом сожительствовать с мужем, последний, если заболевает, может умереть от одного присутствия жены в его комнате. Считается, что больной муж начинает обильно потеть, как только прелюбодейка-жена приближается к его кровати. Если же он порезался или поранился, то попытка жены перевязать рану спровоцирует обильное кровотечение, а не остановку крови. Некоторые пожилые мужчины-многоженцы в случае болезни даже запрещают жёнам подходить к их постели, так как ревниво подозревают их в прелюбодеянии. «Разделённая» жена якобы может ненамеренно погубить своего ребёнка, просто приблизившись к нему, когда он болеет. Выкидыши также приписываются влиянию супружеской измены. В амасангию верят практически все гусийские женщины, даже христианки. Они воспринимают её как наказание именно изменницам, ведь ни одна женщина не желает стать вдовой или лишиться ребёнка. Если же женщина тайно прелюбодействовала, она может избежать роковых последствий, либо признавшись мужу и совершив очистительные жертвы, либо убежав с любовником.

Второй тип санкций, поддерживающих закон о супружеской верности, также составляет часть комплекса амасангии, но относимтся скорее к мужчинам, чем к женщинам. Когда двое мужчин, представители одного клана, имеют сексуальную близость с одной и той же женщиной, будь она даже замужем за одним из них, считается, что визит одного из них к одру болезни другого неминуемо приведёт к смерти больного. Это не важно, если мужчины – друг другу дальние родственники, не общаются, не навещают друг друга. Но если женщина изменяет мужу с его братом, полубратом или двоюродным братом, суеверие приобретает угрожающий оттенок. Мужчина, у которого есть связь с замужней женщиной, должен постоянно задумываться, не сошёлся ли с его любовницей кто-то из мужчин, которых он часто посещает. Иногда подозрения в измене навлекает на жену тот факт, что к её заболевшему супругу не заходит навестить, например, единокровный брат или двоюродный брат по отцовской линии. Я знал двух молодых мужчин, постоянно искавших связей на стороне, в том числе и с замужними. Тогда они неизменно сообщали друг другу имя любовницы, чтобы избежать смертельно опасных визитов на случай, если кто-то из них двоих заболеет. Такое сотрудничество в борьбе против сверхъестественной кары встречается редко; обычно же амасангия становится действенным запретом на доступ мужчин к чужим жёнам.

Третий тип санкций, направленный против молодых мужчин, которые ищут сексуальной близости с замужними женщинами, – это порицание старейшин в случае, если дело выйдет на чистую воду. У гусиев каждый клан разделяется и по поколенческому принципу, так что каждый мужчина, принадлежащий к определённому клану, по отношению к своим ровесникам «брат», по отношению к младшим «отец» или «дедушка», по отношению к старшим «сын» или «внук». Со своими братьями по клану, дедом по клану или внуком по клану он может шутить на эротическую тему и даже обсуждать сексуальные проблемы. Но с родителями и детьми по клану следует избегать даже упоминания секса. Члены этих групп называются абансони, что означает «те, в присутствии которых испытываешь чувство энсони, сексуального стыда». Особенно стыдно, даже позорно, когда сексуальное поведение человека привлекает внимание поколения его родителей. Больше того, если речь идёт о молодом человеке, в поколение его родителей водят те самые старейшины, которые выполняют роль традиционного судилища и имеют освящённую обычаем власть налагать на провинившихся страшные проклятия.  

Мужчина, уличённый в изнасиловании замужней женщины одного с ним клана, будет наказан штрафом – определённым количеством голов скота. Если же он отказывается платить, старейшины выплёскивают пиво из своих чаш обратно в бочонок и призносят проклятие, которое якобы приводит к смерти преступника. Если же мужчина неоднократно посягал на жён своих родичей, старейшины могут приговорить его скот к истреблению. Даже если отвлечься от этих формальных санкций, само по себе порицание старейшин может немало стоить прелюбодею. Поэтому все действия, направленные на эротические интриги с замужними женщинами клана, совершаются в обстановке строжайшей секретности. Тревога, вызываемая такого рода связями, большинством молодых людей воспринимается как нечто излишнее, игра, не стоящая свеч.

maiorova: (кот)
Страхи и тревоги невесты институциализируются в ритуальном сопротивлении, когда её уводят в дом жениха. Среди луо, соседей гусиев, и других восточноафриканских народов принято устраивать драку между родственниками невесты и родственниками жениха, одни препятствуют уводу невесты, другие содействуют ему. Что же касается гусиев, у них сама невеста отчаянно сопротивляется жениху или прячется в соседнем доме, так что отец, уже получивший за неё выкуп – коров, даже помогает дочери скрыться, если находит её отвращение к брачным узам искренним. Пятеро молодых мужчин из клана жениха приходят забирать девушку; двое после недолгих поисков обнаруживают её и стоит за её спиной, чтобы не сбежала, пока остальные трое получают окончательное разрешение на брак от родителей невесты. Когда позволение получено, невесту, цепляющуюся за приворотные столбы, буквально волоком тащат с родительского двора. Наконец она уходит, горько плача, хватаясь за голову. Сопротивление девушки – знак, символ, отражающий страхи любой гусийской невесты. Сколь угодно отчаянное, оно не означает, что невеста хочет расторгнуть брачный договор.

Итак, хоть и без желания, хоть и упирающаяся, а наречённая доставлена к жениху. Делом первостепенной важности становится свадебная ночь. Это немалое испытание и для родичей жениха, и для родичей невесты. Ведь половое бессилие новобрачного – веская причина признать брак недействительным. Точно так же и жених, найдя у невесты шрамы на теле или другие физические недостатки, например, вагинизм, вправе отослать её обратно к родителям и вернуть выкуп. Поэтому в обязанности невесты входит подвергнуть потенцию жениха самым суровым испытаниям. Она предпринимает магические действия, которые, по верованиям гусиев, разрушают мужскую силу: жуёт уголёк или особый стручок фаллической формы, который находят на пастбище, или прячет уголёк, стручок, а также пучок особым образом спутанной травы под свадебное ложе, или скручивает в узел фаллический цветок банана. Что до жениха, он должен непременно преуспеть, невзирая на ожидаемое сопротивление невесты, и потому укрепляет себя, хорошо питаясь – гусии верят, что сытость повышает потенцию, - а также принимает горькие травы и, в последнее время, кофейные зёрна в немалых количествах. Они считаются афродизиаком. Братья новобрачного и двоюродные братья по отцовской линии подбадривают его и проявляют немалое любопытство к успеху действа. В праздничном настроении мужская половина молодёжи клана стекается к дому жениха. В пищу им режут кур. Юноши в танцах и пении коротают время, дожидаясь главного представления: свадебной ночи как таковой.

Обычно невеста отказывается даже лечь на постель; если она не будет сопротивляться домогательствам жениха, её признают распутницей. Если будущий супруг не справляется сам, его родственники насильно раздевают девушку и укладывают её на постель. Жених залезает пальцами в рот невесте в поисках стручков, угольков и прочих магических предметов, которые могут наслать на него импотенцию. Затем он переходит непосредственно к совокуплению, но и тут невеста не оставляет попыток отбиваться, и он должен её принудить к близости. Обычно девушка прибегает к практике оголега, то есть пропускает половой член жениха между бедер, но так напрягает мышцы влагалища, что проникновение делается невозможным. Если жених юн (по местным стандартам, моложе 25 лет), другие юноши врываются в свадебные покои, делают невесте строгое внушение и удерживают её в такой позе, чтобы жених совершил пенетрацию без помех. Жених старше 25 лет считается способным сладить с новобрачной самостоятельно, и его товарищи ждут под дверьми, время от времени заглядывая для проверки, как у молодых идут дела. Рассказывают, что бывали случаи, когда «разъяренная» невеста не допускала жениха до завершения полового акта целую неделю. Чем дольше девушка удерживает наречённого от полной пенетрации, тем выше её престиж. В 1957 году одна невеста сумела устоять против домогательств жениха. Его братья избивали её и угрожали смертью, пока она не призналась, что сплела защитную сеть из собственных лобковых волос. Сеть срезали бритвой, и всё семейство досматривало при свете керосиновой лампы, как жених завершает первую супружескую ночь.

Как только пенетрация совершена, юноши ликуют и с пением расходятся по домам, чтобы дать новобрачному возможность вкусить дальнейшие супружеские радости. Они искренне интересуются тем, сколько раз жених сможет в эту ночь совокупиться с невестой. Это вопрос престижа и пристрастного сравнения. Все мужчины-родственники, близкие по возрасту, будут расспрашивать молодого супруга об этом, да и у молодой жены полюбопытствуют на сей счёт, когда она будет первый раз навещать родных. Поговаривают, что мужчины клана жениха также расспрашивают невесту, дабы удостовериться, что жених не приврал. Минимально достойным уважения количеством половых актов считается шесть, а наибольшим известным – двенадцать. Якобы в старину достичь оргазма двенадцать раз было повсеместным обычаем, но в последние десятилетия подобные подвиги редки.

В чём же смысл столь непомерных сексуальных аппетитов? Открыто признаётся, что их цель – причинить невесте как можно больше физической боли. «Настоящим мужчиной» жениха величают, только если молодая жена наутро не может ходить. Лишь тогда он может похваляться своей победой, в особенности же тем, что довёл невесту до слёз. Один информант приводит перебранку, которая впоследствии звучит во время церемонии эньянги. Возле дома невесты гневные женщины кричат, обращаясь к жениху:
- Ты слабак, ты нашей дочке ничего не сможешь сделать! Ты с ней спать-то спал, да не как мужчина. И член-то у тебя крошечный, не годный ни на что. Вот схватил бы ты нашу дочку, одолел бы её, да так, чтоб криком кричала – тогда б ты был мужчина.
На это жених отвечает хвастливо:
- Я мужчина! Если бы вы увидали мой член, вы бы разбежались, дрожа от страха. Я так её схватил, что она завизжала. Не таков я, чтоб шутить со мною. Разве она не рассказала вам всем? Спросите её – она плакала!

Восприятие совокупления как действия, в процессе которого мужчина преодолевает сопротивление женщины и причиняет ей боль, не ограничивается первой брачной ночью, а проходит через все супружеские отношения красной нитью. В моногамных браках жёны никогда не инициируют половую близость с мужем, и, согласно обычаю, выражают недовольство и протест перед тем, как согласиться на его домогательства. Ни во время прелюдии, ни при собственно коитусе жена не играет активной роли, даже не снимает сама одежды, за исключением тех случаев, когда разделась на ночь. Повсеместно рассказывается, что во время полового акта жена монотонно стонет: «Ты мне больно делаешь, дрянь ты человек» и тому подобные порицания. Мужчины-гусии находят эти стенания чрезвычайно возбуждающими. Нижеследующий рассказ тридцатишестилетнего семьянина кратко резюмирует шаблоны сексуального поведения мужчины и женщины-гусиев:

Муж её в постели спрашивает: «Ну, как оно? Тебе хоть нравится?» А жена отвечает: «Ох, не спрашивай». И никогда не скажет «да». Самое приятное – это когда она во время сношения плачет, кричит… Всегда мы дивились: неужели женщины получают от этого удовольствие? Но жёны многожёнцев жалуются, если мужья ими пренебрегают, значит, всё-таки нравится…

Есть немалый смысл верить, что безустанное сопротивление гусийских жён не является притворным. Молодые мужья, как утверждается, настаивают на двух соитиях за ночь: одно вечером, одно рано утром, на заре. Однако немалое число моногамных семей не справляется с этим запросом, в первую очередь благодаря упорному противодействию жён. В каждом поселении есть замужние женщины, которые имеют репутацию ненавистниц секса и отказывают своим супругам в интимной близости по неделе кряду. Со временем такие мужья начинают бить жён и даже отсылают их обратно к родителям. Мне известен по крайней мере один случай, когда конфликт между супругами не имел никакой иной причины, кроме отвращения жены к соитию. Среди женщин, состоящих в моногамном браке и не имеющих репутации ненавистниц секса, отказ от близости с мужем имеет место, если произошла ссора по какому-либо иному поводу. Семейственная скромность предписывает вступать в сексуальные отношения в тёмное время суток, когда дети уснули, и жёны подкрепляют свой отказ тем, что щиплют детей и будят их, если супруг настаивает. Это очевидно убеждает нас, что для гусийских замужних женщин сопротивляющееся и страдальческое поведение во время супружеского полового акта представляет собой не общепринятую маску, не попытку особым образом возбудить страсть мужа, а именно искреннее желание избежать коитуса.

На базе традиций гусиев как таковых трудно исчерпывающе или хотя бы удовлетворительно ответить на вопрос, в какой мере связан садомазохистский аспект свадебной и супружеской сексуальности гусиев с неумолимой враждой брачующихся кланов, в какой мере он отражает её. Многие вышеизложенные факты указывают на эту связь, но примечательно то, что существует по меньшей мере одна культурная практика, выражающая гетеросексуальный антагонизм внутри клана. Это так называемая огосония, или возбуждение желания, которую Майер (1953 22-23) описывает детально. Когда мальчики-гусии, проходящие инициацию, отдыхают в лесу после обрезания, девочки-подростки из их клана приходят к инициационным хижинам, раздеваются донага и, исполняя танец с соблазнительными движениями, подстрекают мальчиков к интимной близости и позволяют себе уничижительные комментарии об их гениталиях. Мальчики, разумеется, не способны к совокуплению, и девочкам это известно. Согласно Майеру, «мужчины-гусии в большинстве своём убеждены, что цель огосония – причинить боль. Триумф девочек наступает, когда у кого-нибудь из мальчиков под действием эрекции открывается полузажившая рана, причиняя ему острую боль». (1953:23). Итак, сексуальность используется как метод причинения боли, и эта драма разыгрывается между мальчиками и девочками из одного клана, притом экзогамного. Можно спорить, действительно ли девочки-подростки уже усвоили паттерны поведения, соответствующие свадебной ночи, и испытывают их на тех мужчинах, кто ближе и слабее, больше того, кто находится в уникально уязвимом физическом состоянии. Так или иначе, практика огосония служит признаком того, что агрессивный антагонизм гусийских женщин и мужчин, их сексуальности, их понимания взаимодействия полов, - это составляющие общего поведенческого шаблона, выходящего далеко за рамки брачного сожительства.
Но, невзирая на то, какие ещё заключения можно вывести из предшествовавшего описания институционализированных форм полового антагонизма, следует сделать один важный вывод: узаконенные гетеросексуальные отношения среди гусиев – это насыщенные агрессией соревнования, включающие насилие и причинение боли, которые в обстоятельствах, где оно не является законным, подпадают под определение изнасилования. В следующих главах я хотел бы обсудить условия, которые приводят к демонстрации подобного поведения в контексте незаконности.
maiorova: (кот)
Межполовой антагонизм в обществе гусиев.

Гусии, или кисии, - бантуязычная народность, обитающая в горах Кении к востоку от озера Виктория. Основные занятия – земледелие и скотоводство. Гусии строго патрилинейны, общество их организовано по клановому [segmentary lineage] типу. Действия различных кланов и территориальных групп в высокой степени согласованы. До установления британского колониального управления в 1907 году кланы, раздираемые наследственными междоусобицами 3, были основными политическими единицами. Каждое из семи племён гусиев состояло из одного большого правящего клана и нескольких подчинённых мелких кланов и осколков кланов. Кланы, составляющие племя, объединялись для вооруженной борьбы с другими кланами, а в мирные времена погрязали в кровной мести и вражде.

Каждый клан, несмотря на территориальную и военную независимость, был экзогамен и патрилокален, так что жён приходилось волей-неволей брать из соседних кланов, с которыми в то же время велись междоусобицы. У гусиев даже существует пословица: «На ком женимся, с теми и сражаемся». Супружеские связи не смягчают отношения между кланами на постоянной основе. Фактически женщин принуждают оказывать помощь кланам мужей в военных действиях против собственных родных кланов. В то время, как пленника из враждебного клана, например, подвергают пыткам у некого подобия позорного столба, замужнюю женщину, происходящую из того же самого клана, посылают кланяться родичам: «Нашего брата убивают!» и уговаривать их спасти пленника, собрав выкуп – определённое количество голов скота. Таким образом, брак гусиев и в настоящее время есть взаимодействие между враждебными группами, хотя кровная месть запрещается колониальным законодательством. В некоторых местностях территории кланов фрагментарно перемешаны, однако отдельно взятое поселение всегда однородно по клановому составу. Социальные отношения между соседними поселениями разных кланов сведены к минимуму, однако соседние поселения одного клана активно взаимодействуют друг с другом. Браки по сей день заключаются при помощи особого посредничества – эсигани.

Наиболее очевидно вражда брачующихся кланов проявляется в обряде эньянги. Эньянги – заключительная церемония свадьбы у гусиев и может проводиться как в самом начале сожительства супругов, так и несколько лет спустя, даже когда в семье уже взрослые дети. Во время церемонии на лодыжки жены надеваются железные кольца эбилинге, которые снимают только в случае смерти мужа или добровольного ухода жены от мужа. Во многих областях Гусииленда практика эньянги исчезает, частью вследствие своей дороговизны, частью же оттого, что девушки массово принимают номинальное крещение, чтобы избежать описанных далее унижений. Как бы то ни было, эмоции и шаблоны поведения, характерные для традиционного ритуала, сохраняются и в настоящее время. Майер, неоднократно наблюдавший церемонию, описывает её следующим образом:

Эньянги начинается с ритуального состязания родственников со стороны жениха и со стороны невесты – мужчины соревнуются в борьбе, женщины – в пляске. Затем строго обязательные правила рассадки гостей отделяют родных жениха от родных невесты. Они садятся друг против друга, а между ними располагается пространство, занятое священными сосудами с пивом. Родственники жениха находятся под особым надзором «стража» - свадебного чина, в обязанности которого входит предотвращение драк. (1950а; 123)

На следующий день жених в пышном наряде возвращается к семье невесты. Там его останавливает группа женщин, которые выражают протест против его появления. Наконец жених проникает в дом матери невесты и свадебный жрец приносит жертву. Женщины вновь принимаются за своё: обвиняют жениха в половом бессилии, утверждают, что его член настолько мал размерами, что совокупление невозможно. Он пытается отразить их нападки.

На третий день невеста и жених идут в дом последнего, вернее, в дом будущей свекрови. Жених входит в двери, но когда невеста пытается последовать за ним, её встречает разъяренная толпа родственниц будущего мужа, которые долго дожидались её у ворот. Они выкрикивают невесте в лицо оскорбления, насмешки, щиплют её, иногда кидаются навозом, стараясь попасть по губам. В продолжение унизительного обряда невеста не должна произносить ни слова. Некоторых девушек так долго держали у дверей, что они сдавались и возвращались под родительский кров. Чаще всего, впрочем, невесту пропускают и в дальнейшем обращаются по-доброму. Враждебные стычки во время эньянги описаны у различных авторов, но наиболее подробно о них рассказывает Майерс (1950а; 123).

Церемония эньянги позволяет выразить враждебные чувства между свойственниками, которым в обычных обстоятельствах гусии не дают ходу, и показывают степень межклановой напряжённости, которая присутствует в каждом брачном союзе гусиев. В наибольшей степени испытывает на себе эту напряжённость невеста. Из дома, где прошло её детство, она попадает как бы в логово врагов; отныне ей придётся разорвать связи с родной семьёй и выработать лояльность противникам 4. Неудивительно потому, что девушки относятся к замужеству двойственно. С одной стороны, они жаждут вступить в брак, потому что в обществе гусиев женщина получает защиту и престиж только через законное материнство и в особенности через рождение большого количества сыновей. С другой стороны, эти девушки воспитаны на сказках, в которых невинная невеста выясняет, что свёкор со свекровью - людоеды. Все они были свидетельницами случаев, когда молодые жёны возвращались к родителям, утверждая, что семья мужа колдует и пытается извести её колдовством. Брачная жизнь влечёт и отвращает гусийских девушек в равной мере.

3 - Для лучшего понимания социальной организации гусиев, в частности, терминов «клан» и «племя», как они используются в статье, см. Майер (1949).

4 - Это может рассматриваться как частный случай общего феномена, который отмечен ещё Мердоком:
«если брак экзогамный, что касается сообщества… супруги определённого пола оказываются фактически среди чужаков, с которыми они вынуждены строить новые личные отношения и на кого могут рассчитывать в плане обретения поддержки, защиты и социальных компенсаций, которые ранее они получали от родственников и старых друзей. Тем самым они оказываются в значительно менее выгодных социальных и психологических условиях, чем пол, «оставшийся дома»» (1949:18).

Profile

maiorova: (Default)
maiorova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 56 7 8
910 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 18:41
Powered by Dreamwidth Studios