maiorova: (кот)
Давно я сказок не рассказывала. Карельский вариант бытовой сказочки о суде, которая бытует и в Финляндии, например.

Один старый крестьянин с голоду решил схитрить - сходил в лавку в соседнее село и попросил там в долг мешок муки. Лавочник спрашивает не без издёвки:
- В долг тебе отпустить, что ли?
- И то, в долг.
- А чем отдавать станешь?
И дед в голодном вдохновении начал ему плести, что у него какой-то баснословно откормленный жирный бык, породистый, что осенью будут этого быка колоть, и вот тогда-то он отдаст. Мясом. Лавочник, конечно, согласился, а расписки не потребовал: сам был неграмотный. Старик уж и съел эту муку, когда столкнулся со своим заимодавцем на ярмарке.
- Ах ты подлец, когда мясо отдашь?! - потащил его в суд, в общем. Бедный дед трясётся от ужаса, ему мерещится острог, кандалы. Естественно, никакого быка он не держал, и мясо не предвиделось даже во сне. Сидит, плачет. Подкатывает к нему какая-то приказная стро́ка.
- Ты что, дед, нюни распустил?
- Да, говорит, наобещал лавочнику мясом долг отдать, когда быка стану резать, а теперь так жалко отдавать...
- Этому горю помочь - раз плюнуть, - отвечает приказная стро́ка.
- Ну, плюньте-ка, - отвечает старик.
- А что мне за то будет?
- Допустим, задняя нога этого самого быка.
- Ну, запоминай, дед! Когда войдёт судья, сделай глупое лицо и отвечай на все вопросы одно: * неразборчивый шёпот на ухо*

Старик прямо просветлел. На скамье подсудимых сидел такой счастливый, что даже глупое лицо делать не понадобилось. Входит судья. Вызывает лавочника, тот обсказывает, так, мол, и так, брал этот человек у меня муку в долг, обещал зарезать быка и отдать мясом. Судья начинает допрашивать ответчика.
- Ты Такой-то Такойтович Такойтов?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- А? Что ты... вы сказали?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- Не понял. Муку в долг брал?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- Что ты.. вы... что он несёт? Писарь, ты понял, что он сказал?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- Молчи, не тебя спрашивают! Обещал отдать мясом?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- Да я уж понял. - Обращаясь к лавочнику, - Он и с вами так разговаривал?
- Нет, вполне членораздельно... Ты что придуриваешься, ты что придуриваешься?
- Хэй-вэй-хотивэй.
- У меня один вопрос: как вы ему в долг такому-то давали? Вы же видите, вообще не соображает. Вон и лицо какое глупое.
- Господин судья, он придуривается! Признавайся, гад такой, брал муку?!
- Истец, не лезьте с кулаками на ответчика. Что за день сегодня, ответчик невменяемый, истец ещё хлеще... Властью, данной мне законом, повелеваю: поскольку психиатрической экспертизы ещё не изобрели, отпустить ответчика как скорбного главой на все четыре стороны.
Лавочник:
- Да что ж это делается, я буду жаловаться!
Ответчик, быстрым шагом исчезая:
- Хэй-вэй-хотивэй, хэй-вэй-хотивэй...
Приказная строка догоняет его:
- Ну что, когда мясо-то привезёшь, мужик?
И как вы думаете, что старик ему ответил? )
maiorova: (кот)
...Первым король Артур вызвал Кая Упрямого.

Отец Кая сказал однажды о своем сыне: "Если он пошёл в меня, у него будет холодное сердце. И сила его будет в упрямстве".
Кай славился тем, что умел сдерживать под водой дыхание целых девять дней и ночей. Раны, какие наносил он врагам, не мог исцелить ни один врачеватель. Когда он хотел, он становился выше самого высокого дерева, а в самый сильный дождь любая вещь, что держал он в руке, оставалась сухой - оттого, что всегда в нём горел огонь гнева. Он был лучшим слугою королю Артуру и первым бойцом в сражении.

Вторым король Артур вызвал Бедуйра Прекрасного. Славен Бедуйр был тем, что, хотя была у него только одна рука, сражался он за троих. Когда он бросал копьё, оно с одного раза наносило десять ударов.

Третьим король Артур вызвал Кинтулига.
Кинтулиг был таким же хорошим проводником в чужой незнакомой стране, как в своей родной, и потому все звали его Кинтулиг Проводник.

Четвертым король вызвал Гурира Переводчика.
Гурир понимал все языки не только людей, но зверей, птиц и рыб.

Пятым Артур вызвал своего племянника Гавейна, ибо Гавейн Быстрый еще ни разу не возвращался домой, не добившись успеха. Он был первым скороходом и лучшим наездником среди рыцарей короля Артура.

И последним Артур вызвал Мену, который умел говорить заклинания и делать себя и других невидимыми.


[Poll #2061296]
maiorova: (кот)
Давненько я что-то сказок не рассказывала. Кот Палуг, или Балог, - персонаж валлийской мифологии, представляющий собой огромного кота. Утверждают (скорее всего - врут), что его родила белая свинья Хенвен. Её хозяин, некто Коль-свинопас, нагнулся подобрать зверёныша и едва не погиб: новорожденный котёнок царапался, кусался, чуть его не сожрал. Коль зашвырнул котёнка в море, но тот выплыл на остров Англси и поселился там, терроризируя окрестности. Более ста воинов короля Артура погибли в единоборстве с Палугом, пока не явился сэр Кай, психопат ещё покруче.  Он то ли победил кота в честной бою, то ли как-то с ним договорился, лапши ему навешал, что во Франции мыши вкуснее, - но факт остаётся фактом: Палуг покинул остров вплавь и поселился во Французских Альпах. Во всяком случае, на Англси его по сию пору никто не встречает.



Акварель Стефани Лоу "Ночные когти". Свинопас изображён как бы выбирающим котёнка под бдительным взором кошки-маменьки.  
maiorova: (кот)
Несколько я её подредактировала, но смысл сохранён:

Есть в море, но нет в небе;
Есть во дворе, но нет в доме;
Есть в перце, но нет в соли;
Есть в дверях, но нет в окнах;
Есть в труде, но нет в отдыхе;
Есть в воскресенье, но нет в понедельнике;
Есть в январе, но нет в июне;
Есть в утре, но нет в ночи;
Есть в огороде, но нет в саду;
Есть в старости, но нет в юности;
Есть в России и Норвегии, но нет  в Швеции и Финляндии.

Что это?

Это буква Р
maiorova: (кот)
Давнымдавно, много лет назад, солнце было таким же человеком, как вы да я. Целый день мужчина-солнце расчищал поле под посадки. Щёки его разгорелись от работы. Пошёл он искупаться и видит: посреди реки водоворот танцует. Что такое? А это маленькая волшебная речная женщина играет, длинными косами воду вертит, плещется и веселится.

Мужчина-солнце схватил её за косу.

- Отпусти меня, - взмолилась волшебная речная женщина, - я приведу тебе жену.

Он её отпустил. На следующее утро смотрит, идёт к нему через поле белая-белая девушка. Взял мужчина-солнце её в жёны. Принялась белая девушка за работу, всё переделала, а под вечер послал её муж к реке, воды принести. Взяла белая девушка тыкву-горлянку, наклонилась к воде, но только намочила пальцы, как стали они мягкие, расплылись, а там и руки, и всё тело... И превратилась она в маленькую кучку глины. Ведь сделана была эта девушка из белой-белой земли.

И нашёл мужчина-солнце вместо жены только грязь и мутную лужицу, так что даже поднялся выше по течению, чтобы напиться.

- Экая бесполезная, - сказал он.

На следующее утро смотрит мужчина-солнце, идёт к нему чёрная-чёрная девушка. Он ей сразу: а ну-ка принеси воды. Полную тыкву воды принесла невеста, поела и попила с мужем вместе. Потом мужчна-солнце вернулся к работе, а чёрная девушка стала огонь разводить, и только наклонилась к очагу, как её лицо стало таять, а там и руки, и всё тело...   Ведь сделана была эта девушка из чёрного-чёрного воска.

Побагровел от ярости мужчина-солнце. Бежит к реке, кричит: осушу тебя, проклятая! До дна осушу! Вышла из потока волшебная речная женщна и отвечает: не гневайся, наутро пришлю тебе другую невесту.

Просыпается мужчина-солнце поутру, а навстречу идёт красная-красная девушка. Стала разжигать костёр - не настаяла. Принесла воды - не растворилась. И когда понял мужчина-солнце, что никуда эта жена не денется, стала она для него приятна и привлекательна. Сделана эта девушка была из красного-красного кремня, самого твёрдого камня, который только у нас встречается
maiorova: (кот)
Рассказывает представитель народности виписана (Гайана):

Я помню наизусть, ни слова не забыл... Жили муж с женой, и был у них маленький сын. Жена была очень жестокая. Однажды ребёнок заплакал, она его ила-била, да и выбросила на грядку с ананасами. Шла мимо лесная корова... ну, самка тапира, услышала, что младенчик плачет, и свернула на него посмотреть. Стало ей жалко малыша, забрала она его к себе в джунгли, стала растить, как своего детёныша. И мальчик выжил и вырос в её заботе, стал мужчиной. Зажили они, как муж и жена, счастливо. Через несколько лет лесная корова почувствовала, что у неё скоро родится ребёнок.

Пошёл тот мужчина на охоту. Целый день гнал оленя и вечером набрёл на ту самую деревню, где родился. Соседи ему всё рассказали: как безжалостная мать его выбросила, оставила умирать. А ему в деревне так понравилось! И остался он там, работал вместе с другими мужчинами в поле. Решил не возвращаться. Вот сидят они однажды, ужинают, и охотники говорят: дескать, бродит вокруг деревни лесная корова, давайте её завтра убьём.

А тот парень понял, что это не простая корова, что это его жена. Но разве он мог её спасти? Стыдно ему было: вдруг узнают, что жил с тапирихой, как с женщиной? Чтобы его ни в чём не заподозрили, он пошёл вместе с охотниками, даже вызвался сидеть в засаде у реки, чтобы в случае чего первым выстрелить. И вот выследили охотники лесную корову, стали гнать по джунглям, и она... учуяла запах мужа. И побежала на него. Тот выстрелил, попал ей в шею, и лесная корова упала на землю и умерла. Младенец был в её чреве, тот мужчина, муж, разрезал брюхо тапирихи ножом. И вынул живым прекрасного, полностью человеческого ребёнка. Мальчика. Взял его домой, стал заботиться, но ровно через четыре дня ребёнок превратился в ядовитое растение. Этот мужчина был первым, кто научился - и других людей научил - глушить рыбу, бросая это растение в воду.
maiorova: (кот)
Давненько я сказок не рассказывала. Послушайте же легенду древнего народа кетов (енисейцев) о том, откуда произошли мужские половые органы.

В древности у мужчин никаких половых органов не было, только гладкое место. А у женщин всё естество было, как и сейчас, и если которой-нибудь хотелось интимной близости, следовало пойти в лес, найти там гриб покрупнее и с ним взаимоотношаться. Но однажды одна женщина выбрала неподходящий гриб - то ли чрезмерной величины. то ли коварный и невоспитанный. После взаимоотношений он отказался покидать влагалище, плотно там застряв. Все товарки несчастной пытались вытащить гриб за шляпку - не тут-то было. Засел. А мимо шёл какой-то мужчина и предложил помощь. Ну, давай, тяни, чем шут не шутит. Мужчина потянул, и гриб, словно почувствовав родственную душу, выскочил, как пробка из бутылки. "Ура!" - закричали все вокруг, принесли освободителю кучу подарков, тот набрал и в заплечный мешок, и в обе руки - а куда девать гриб? Ну, мужчина по инерции сунул его между ног. И приключения продолжились. Гриб оказался пассионарный, не был склонен останавливаться на достигнутом. Он взял и прирос. Да так, что не оторвали.

С тех пор всё в нашей половой жизни так, как есть. Мало кто знает, что на самом деле это всего-навсего грибы.

А русские их едят.



Иллюстрация 1. Гриб весёлка, он же Фаллюс бесстыдный, он же Сморчок подагрический.
maiorova: (кот)
Виньетка к давно обещанному посту об садово-огородной психологии. Эту сказку мне рассказала бабушка весной 1994 или 1995 года, когда сажали картошку. Огромное поле, поделенное на участки по две сотки, кишело народом. Не желая упустить солнечный выходной денёк, трудились все, суетились кто с граблями, кто с лопатой, кто  мешки тащит... Изредка чья-то согбенная спина со скрипом разгибалась: мужчины отходили на перекур, а женщины так и стояли, глядя в небо. Отдыхали.

- А мне N.N. (соседка по огороду) сказку рассказала, - бесцветным голосом заметила бабушка, очищая лопату.
- Про репку, что ли? - глупо сострила я.
- Нет. Про Ельцина.
- Серьёзно, про Ельцина?
- Да.
- Ну-ка, расскажи этот новоявленный фольклор.
- Да, что там рассказывать. Едет Ельцин на машине. Вокруг охрана, мотоциклы... Остановился, покурить вышел на обочину. А там вот такое же поле...
-  Как наше?
- Ну, да, вроде нашего. До горизонта огороды, и на каждом огороде люди работают. Согнувшись. Вверх копчиком стоят. Сама понимаешь.
- И что же Ельцин?
- А Ельцин говорит: вот мы какие, всю Россию трудиться заставили. А шофёр ему отвечает: да, Борис Николаевич, вы такие, всю Россию кверху попой поставили.
maiorova: (кот)
Есть старинный и довольно неприличный анекдот о психотерапевте. Я вообще коллекционирую анекдоты о психотерапевтах, но этот - жемчужина. Если, конечно, бывают бородатые жемчужины. Мужчина пришёл к психотерапевту (уже смешно, правда?) и говорит:

- Доктор, моя самооценка разрушена. Моя жена во всём лучше меня. Она сильнее, здоровее, красивее, у неё хорошая работа с большой зарплатой, она прекрасно рисует, поёт. А что до ума, даже мои родители говорят: "Удивительно, как такому дубу досталась такая золотая головушка!" Дуб - это я.
- Оно и видно, - отвечает терапевт, - как же вы за столько лет не придумали, в чём жену победить?
- Да вы не представляете, какая она! Даже стометровку быстрее моего пробегает!
- Тогда вспомните об уринальных практиках древности - есть такая игра "кто выше помочится"...

Клиент вскакивает с кушетки и несётся убалтывать супругу на столь сомнительное состязание. Идут на задний двор. Жена, изловчившись, в прыжке орошает стену. Невысоко, надо заметить, орошает. Муж, внутренне усмехаясь, готовится приступить и неминуемо победить, как вдруг жена:
- Э! А что это ты творишь? Давай по-честному. Без рук.


Шутки шутками, а соревновательные практики, связанные с мочеиспусканием, сопровождают человечество по всему пути его становления. Даже в космос, говорят, без этого не выйти. А вот отрывок из инуитской сказки "Ярахвагвик":
отрывок (слегка хулиганский) )

Но не стоит думать, что, если вы - женщина, сортирные соревнования и призовые места в них доступны вам только посредством обмана и вспомогательных механизмов. Вот, например, как выбирал себе жену легендарный Котен-хан, правитель Кыргызского ханства.

Итак, Кутан-хан – последний правитель Кыргызского государства. Его ставка располагалась в долине реки Абакан (в других вариантах – в долине реки Енисей по ключу Котен-Булук). Кыргызы вели самостоятельную политическую жизнь, т.к. все окружающие народы с трепетом преклонялись перед силой великого Кутан-хана. До преклонного возраста Кутан-хан властвовал один, без супруги, ибо из-за его гигантского роста не находилось подходящей женщины. Однажды одна дородная женщина ему приглянулась. Он обратил внимание на её мочу во время её туалета, которая била громадной струёй, превращаясь в белую пену (ах кобiк) величиной с зайца.
«Вот сильная женщина, достойная меня», – воскликнул Кутан-хан и женился на ней.


[Хакасский исторический фольклор. Бутанаев В.Я., Бутанаева И.И. (Абакан, 2001).]

Величиной с зайца, величиной с зайца... Заяц, так он здоровый! Сантиметров восемьдесят в длину будет...
maiorova: (кот)
Тугныгаки - недобрые духи инуитской (эскимосской) мифологии. Вот что рассказывают  о них канадские инуиты:

Сказки стариков как сны: мы не очень хорошо их помним. Старики любили рассказывать сказки. Они рассказывали так.

Одна семья странствовала в поисках людей, потому что они были голодные и знали, что где-то рядом есть люди. Однажды вечером они наткнулись на брошенный снежный дом. Когда они остановились, двое детей, мальчик Киналик и девочка Наюмми, вбежали в снежный дом, оставленный жителями. Забравшись внутрь, они стали рыться в отбросах - они были очень голодные - и нашли несколько кусочков старого оленьего мяса. Когда они там рылись, из отбросов показалась большая человеческая голова.

Мальчик выскочил через старое оконное отверстие, а девочка лишилась чувств и упала на пол. Потом она выкарабкалась наружу, до смерти перепуганная.

Семья продолжала ехать дальше всю ночь, потому что в том доме было что-то ужасное. Ночью они увидели следы людей, оставивших этот дом. На рассвете они их догнали. Оказалось, что та женщина в брошенном доме называется Тунниахгук.

Они послали упряжки к тому дому, но ничего не нашли: Тунниахгук исчезла.

Её лицо было густо татуировано. На щеках её были большие груди, на подбородке половые органы, а из шеи росли две ноги. Злой дух оживил её, и она была очень злая.

Такие они были раньше, до нас - очень злые дети злого духа. Так рассказывали старики. Всё.


Записано в  1969 году, когда Наюмми была ещё в живых, дряхлой старухой.  [По книге "Эскимосские сказки и мифы", издательство "Наука", 1988]

А вот портрет Тунниахгук, созданный Рене Магриттом в 1934 году. Правда, без татуировок.

Под катом, не для слабонервных )
maiorova: (кот)
Карельская сказка из сборника "Высек пламя Илмаринен". Я рассказывала её несколько раз, после чего выяснила, что всё поставила с ног на голову, но велели записать и "авторский вариант". Пусть будет.

Жили-были на хуторе крестьянин с женой. Несогласно жили, плохо. У хуторянина были шашни с пасторшей, к жене он придирался и подумывал грешным делом, как бы её избыть. Вот наступила очередь их хутора возить дрова в королевский дворец. Нагрузил крестьянин воз дров, ласково распрощался с пасторшей, накричал для порядку на жену и поехал с дровами. Совсем недалеко, где-то с полмили. И вот дрова уже разгружали, а из окна выглянул сам король.

сказка и немножко неприлично )
maiorova: (кот)
Нгагасаны - самый северный народ Евразии. Территориально это Таймыр, климатические условия очень тяжёлые. Еда достаётся нелегко. Ловят диких оленей неводом, как рыбу.


Собственно сказка. Наловили охотники оленей, заготовили мясо. С утра пораньше оказалось, что самая лучшая туша пропала. Установили караул. Караул проспал ещё одну хорошую тушу. На вторую ночь караулили самые могучие воины. тоже проспали. Третий раз в караул пошёл вождь, Чина-Барангуй.

В полночь кто-то зашевелил туши. Что за шут, размером с человека, но на одной ноге, об одной руке и  с одним светящимся глазом. Это баруси, местная сверхъестественная сила. Они сильные, но неуклюжие. Где русские говорят: "Ну, что ты как слон в посудной лавке?", нганасаны скажут: "Ну, что ты как баруси?"

В общем, баруси за что-то зацепился, повалил туши и схлопотал от доблестного Чина-Барангуя стрелу в бок. Наутро братья убитого, тоже баруси, развязывают против племени климатическую войну: с помощью шаманства насылают внезапный шквалистый ветер. Дальше следует погоня, перестрелка, жертвы, спуск на дно морское и беседа с самим морским богом, чтобы вызволить погибших. Но они "давно сокуи [верхнюю одежду] сняли", поэтому отпустить их из-под моря, из страны мёртвых не представляется возможным.

И рассказчик подытоживает:

- А если бы Чина-Барангуй не пожалел еды для баруси, люди были бы живы.

Иногда я думаю: нашей цивилизации до нганасан, как до Луны, честное слово.
maiorova: (кот)
Часть первая. Ходжа-профеминист.

Согласно фольклорным представлениям, Ходжа Насреддин был женат несколько раз, и со всеми жёнами у него были далеко не лучезарные отношения. Тем интереснее, что он часто становился на сторону женщин и защищал их от угнетения.

1. Настоятель мечети с важностью поучал свою паству:
- Женщина сотворена слабой и неразумной. Как говорится, волос долог, а ум короток.
Насреддин недовольно проворчал:
- Длинные волосы, что тут такого? Во-первых, это красиво... А что значит короткий ум, я вообще не знаю. Ум либо есть, либо его нет. Будь я на вашем месте, почтенный мулла, я бы просто пожаловался на свою жену и не хаял бы всех остальных.
[из узбекского фольклора]

2. - Жена, у нас гость! - кричит Насреддин жене.
- Ты с ума сошёл, какие гости! На стол поставить нечего, дети болеют, а что до меня, я иду в баню. За детьми придёт присматривать моя мама.
- Отлично, как раз вовремя!
- ???
- Вот поэтому я и позвал в гости этого парня. Он собрался жениться. Пусть посмотрит, что такое жена, тёща, дети со всеми их хворями - в общем, что такое настоящая семейная жизнь!
[из персидского фольклора]

3. У Моллы* быыли две дочери. Обе вышли замуж, и Молла их нередко навещал. Однажды он зашёл к старшей дочери. Побеседовали, слово за слово, она и говорит:
- Муж в этом году посеял пшеницу. Если будет хороший дождь, то будет хороший урожай, говорит. А если будет хороший урожай, то он мне накупить платьев и подарков.
Молла стал молиться о дожде.
Он распрощался со старшей дочкой и пошёл к младшей. Та тоже хорошо его приняла, поговорили они, и к слову дочь говорит:
- Мой муж посеял хлопок. Говорит, если не будет дождя, то хороший урожай соберём. А соберём хороший урожай, так и мне накупим нарядов и всего, что пожелаю.
Стал Молла молиться, чтобы дождя не случилось. Идёт домой, философствует:
- Вот как устроен мир: одной дочери нужен дождь, другой подавай засуху. А отцу остаётся одно - молиться за обеих.

* в Азербайджане Насреддна называют "по основной профессии" - молла. Считается, что он был священнослужителем.

[из азербайджанского фольклора]

4 В каждой проповеди мулла наставлял:
- Никогда не надо потакать женщинам, нельзя слушать женских советов, нельзя женщинам доверять ни в чём.
Насреддин Афанди пришёл к мулле и говорит:
- У меня вопрос: прислушаться к совету жены или нет?
- Ты ещё спрашиваешь! Ни в коем случае!!
- Нет, вы дослушайте. У меня два откормленных барана. Один жирный, гладкий, загляденье прямо. А второго как сглазили. Тощий, сухой. Стрекоза какая-то, а не баран. И вот я решил на праздник заколоть жирного, а худого подарить мечети, то есть вам. Так жена заладила: ты что, как не совестно перед муллой, давай ему подарим жирного, а сами уж как-нибудь откормим тощего.
Мулла завёл глаза к потолку:
- Вообще-то иногда и женщина способна дать дельный совет...

[из уйгурского фольклора]

По книге "Двадцать три Насреддина".
maiorova: (кот)
Жил-был один охотник. Он был вдовец, и подрастал у него единственный сын, по имени Цинна. Однажды отправились они вдвоем в лес на охоту. Но то ли утро было неудачное, то ли звери слишком сообразительные - никого они не поймали, кроме маленького зайца. Отец отдал зайца нести Цинне.
К полудню оба захотели есть.
- Давай жарить зайца, - сказал охотник. - Всё лучше, чем ничего...
- А я его выкинул, - ответил мальчик.
- Как выкинул?!
- Ну, подумал, такой мелкий зайчишка, на один укус, чего с ним таскаться? И выкинул. Думал, ещё кого-нибудь поймаем...
Отец впал в ярость, ударил сына обухом топора и ушёл, бросив его в лесу. Ближе к вечеру Цинна очнулся, побрёл домой, но заплутал. Вместо родной деревни он вышел к селению вражеского народа и упал без сил. Его поднял какой-то немолодой мужчина.
Что было дальше )

Из "Книги о судах и судьях"
maiorova: (кот)
Услыхала анекдот об особенностях литовского национального характера. Вернее, литовских национальных характеров, ведь Литва состоит из нескольких областей...

Нёс чёрт в мешке литовцев, притомился и сел у дороги. Дай, думаю, открою мешок: что-то будет? Только он развязал мешок, как выскочил один из литовцев и со страшной силой побежал прочь, только пыль столбом. Это оказался аукштайтис, житель северо-востока Литвы. Он наиболее самостоятелен, с развитым чувством privacy, к тому же ему очень неловко было болтаться в мешке и дышать пылью.

Следом вылез весёлый дзукиец, житель юга. Сел рядом с чёртом и сидит. Трубочку раскурил.
- Что ты расселся? - брюзгливо спросил чёрт.
- Да вот, жду, когда мои приятели выберутся. Отметим наше освобождение за бутылочкой винца.

Третьим показался сувалкетис. Его владения расположены на юго-западе. Вылезти-то он вылез, а за край мешка держится. Никак не отпустит.
- Зачем ты схватился за мешок? - в два голоса воскликнули чёрт и дзукиец.
- Вот последний выйдет, я мешок заберу и продам. Денежка к денежке...

А четвёртый - жемайтиец - всё не выходит и не выходит.
- Что ты там засел? - недовольно спросил сувалкетис.
- Кто меня сюда засунул, тот пусть и достаёт.

Кто вам ближе в этой истории?

[Poll #2015936]
maiorova: (кот)
Осторожно, стереотипы!

У одного короля родился долгожданный сын. На радостях всё королевство пировало. На площадях стояли столы, ломившиеся от снеди, общественные источники били сладким вином, последние побирушки ходили украшенные душистыми цветами. Но самый грандиозный пир был в королевском дворце. Самые знаменитые поэты воспевали прекрасного младенца и его родителей. Самые мудрые монахи читали над наследником священные сутры. Самые великие маги и чародеи произносили свои благословения. Вот настал черёд главного волшебника, седого старца с длинной, до земли белой бородой. Он вышел вперёд, склонился над колыбелькой и в установившейся почтительной тишине сказал:

- О мальчик! Пусть будет у тебя сила муравья, пусть будет власть мертвеца и пусть будет жестокость женщины.

Главный казначей, человек впечатлительный, от ужаса упал в обморок. Королева заплакала.
- Да ты обезумел от дряхлости, болван! Проклясть моё дитя, как ты посмел-то? Схватить его! В яму его, в железы! Палача сюда! - закричал король и затопал ногами.
- Я не проклинал твоё дитя, я благословил его лучшим из благословений, - спокойно ответил волшебник. - Нет сильнее в свете муравья, и я докажу тебе это. Позови-ка кузнеца.

Вместо палача позвали кузнеца, и волшебник дал ему такое задание: сделать из цельного железа воинскую фигуру в натуральную величину и - из цельного же железа - муравья в натуральную величину. С муравьём кузнец возился недолго, а для изготовления железного воина ему понадобилась помощь бригады литейщиков. Но наконец фигура была готова, остужена и водружена для демонстрации в главном зале.
- А теперь зови своих воинов, король, пусть кто-нибудь из них поднимет железного вояку.
Надо ли говорить, что все бойцы, от первого силача до последнего дистрофика из похоронной команды, который тоже потребовал своей очереди, с этим заданием не справились. Одному человеку было даже не сдвинуть статую. Железного воина подняли, да и то с трудом и с надсадой, только вчетвером, главные богатыри-гвардейцы.
- А теперь испытаем муравья, - сказал волшебник и пошёл в сад. За ним устремилась толпа любопытных. Железного муравья положили на муравьиную тропку, и первый же мураш поднял его и довольно-таки бодро понёс к своему муравейнику. Силачи всхлипнули от зависти.
- Велика сила муравья, - изумился король. - Но власть мертвеца? Какая у мертвеца может быть власть?
про власть мертвеца и жестокость женщины )
maiorova: (кот)
Из Мампонга в Кумасе пришёл рассказ о том, как жена одного человека понесла в седьмой раз. Когда жена его беременела, он терял к ней влеченье до родов и на сто дней позже. На этот раз он потерял не только влеченье, но и сочувствие.

Жена, как всегда, кротко и терпеливо переносила выпавшее на её долю испытание. Но муж ни на миг не оставлял её в покое. Каждый день с утра до ночи он осыпал её незаслуженными оскорбленьями. Он смотрел на её живот и злобно плевался. Женщина старалась не обращать на это вниманья и занималась обычными хозяйственными делами. Её спокойствие лишь распаляло мужа. Никто не просил его объяснять, почему он вдруг стал испытывать отвращение к жене. Он сам нашёл объясненье: ему казалось, что у неё некрасивый живот. Он стал рассуждать вслух, что такой большой живот не оттого, что в нём младенец, а от чрезмерного чревоугодия. Не потому ли она так часто сплёвывает на землю? И он сам плевал от отвращения. И кроме того, кто добудет еду для всех этих детей, которых она рожает, словно свинья? И вообще, едва они подрастут, они оберут отца дочиста и убегут к дядьям.

Шесть месяцев жена выслушивала эти и другие оскорбленья. В начале седьмого она сказала мужу, что устала от них и что он должен умолкнуть, а не то...

- Не то что ты мне сделаешь? - глумливо спросил муж. Он задал ей этот вопрос тридцать раз, но она не прибавила к своей угрозе ни слова. Разъярённый, как юное пламя, муж ударил жену, он бил её до потери сознанья и, избив, ушёл из дому, чтобы охладить злость пальмовым вином. Он не возвращался домой до конца месяца, седьмого месяца её беременности.

Жена встретила его так, словно ничего и не произошло, словно муж выходил по нужде на какую-нибудь минуту. Он был голоден и много съел на ночь. Он принёс с собой пальмового вина и всё его выпил. Он уснул спокойным глубоким сном. Ему снилось, что жена стоит над ним, улыбается и просит помочь.

- Чем я могу тебе помочь? - спросил муж во сне.
- Подержи нашего ребёнка, - сказала приснившаяся жена.

С этими словами она положила свой огромный живот на живот спящего мужа - и вдруг улетела сквозь крышу.

Настало утро. Муж проснулся. Он хотел потянуться, но не смог. Что-то тяжёлое мешало ему пошевелиться. Он взглянул на свой живот и увидел гору плоти. Презиравший беременную жену муж сам был беременным. Жена его как улетела, так и не вернулась. Тайно муж послал за жрецами, он молил их о помощи. Помочь они не могли. Сами они, жрецы, которые должны отвечать на его вопросы, непрестанно спрашивали его:
- Что с нами будет? Что происходит в нашей стране?


[Из книги Айи Квеи Арма "Целители"]
maiorova: (кот)
Среди нарт-орстхойцев, прародителей вайнахов, жила девушка, которую Творец создал такой красивой, как только мог. А поскольку Бог всемогущ, она была ослепительно прекрасна. И она не могла поэтому вступить в брак: ведь ни один из нарт-орстхойцев не соглашался уступить её другому. Бог огня Села тоже влюбился в девушку, хоть и боялся предводителя воинов, Сеска Солсу.

- Что я не возьму у тебя живой, - сказал Села девушке, - то возьму у тебя мёртвой.

И вот подступила к прекрасной нарт-орстхойке смерть. Она сказала Сеска Солсе:

- О сын камня, стереги мою могилу три ночи, не то Села небесный надругается надо мною мёртвой.

И Сеска Солса, сын камня, согласился. Когда девушка умерла, он не спал одну ночь на её могиле, не спал другую ночь, а в третью ночь уснул. Тут же сошёл с неба Села, раскрыл могилу и надругался над покойницей. Уходя, он произвёл шум и разбудил Сеска Солсу. Тот погнался, выстрелил наобум и ранил бога в живот. Рана Селы до сих пор не заживает. Иногда из неё с грохотом вываливаются внутренности; этот грохот мы называем громом.

Вернувшись, Сеска Солса увидел, что могила разорена, а в ногах покойницы лежит живой младенец, дочь. Он принёс новорожденную домой и вырастил её. Девочку назвали Села Сата. Потом она стала звездой Сириус, но это уже совсем другая история.

Музыкальное сопровождение сегодня будет, вопреки устоявшейся традиции (нешто бывают неустоявшиеся традиции?), мужским пением. Чёрный Лукич, "Продана девушка":

maiorova: (кот)
Это моя любимая сказка Андерсена. В ней ничего особенного не происходит - просто старый тролль приехал к лесному королю сватать за себя, старого раздолбая, которую-нибудь из его дочек. А их не сколько-то, а целых семь![Poll #2009177]
maiorova: (кот)
Как известно, сантерия - религия синкретическая, сочетающая африканские верования с так называемым народным христианством: переосмыслением библейских историй в характерной фантастической манере. Если бы миссионеры, насаждавшие среди кубинских рабов святую веру, услышали бы, как подопечные их поняли, они бы, наверное, очень удивились. Вот как рассказывают в афро-карибской традиции о воскресении Лазаря.

У верховного божества Олодумаре был любимый сын - Бабалу Айе, и славился Бабалу Айе своей любвеобильностью. Его любовь к женщинам могла сравниться только с любовью женщин к нему. Эти развлечения не могли не вызвать тревоги у Олодумаре, считавшего, и не без оснований, что разумное существо обязано сдерживать свои похоти.

- Сын мой, - сказал Олодумаре, - я не против твоего увлечения, но один день в году тебе следует оставить для возвышенных размышлений.
- Я так и поступлю, - сказал Бабалу Айе.
- Пусть это будет Страстной Четверг.

С тех пор Бабалу Айе, как только наступал Страстной Четверг, удалялся в свой сад и там трудился и думал возвышенные мысли. Но однажды в этот сад забежала полюбоваться цветами одна женщина. Слово за слово, ну, в общем, вы поняли, что из этого вышло. Наутро Бабалу Айе открыл глаза, блаженно потянулся и вдруг почувствовал резкую боль.
- Да у тебя же всё тело в ранах! - воскликнула женщина, - Что с тобой?
- ...понятия не имею...
- Это проказа! Проказа, какая мерзость! - и только дверь за ней хлопнула.

Бабалу Айе лечился всеми лекарствами, какие были под рукой, усердно приносил жертвы. Он даже попытался поговорить со всесильным Олодумаре, но Олодумаре не может говорить с теми, кто нарушает слово. И Бабалу Айе умер в своём доме, один.

Тем временем женщину, которая была с ним, замучила совесть. Она повинилась подругам, и вскоре толпа женщин, нагруженных лучшими снадобьями и зельями, двинулась к дому Бабалу Айе. Увы, он был уже мёртв. Поднялся всеобщий плач, но одна старуха сказала:
- Подождите рыдать! Мы ещё не просили о помощи Ошун.

Ошун - покровительница рек и любви. Она внимательно выслушала просительниц, покивала и сказала, что ручаться не может, но попробует. Когда стемнело, она проникла в дом Олодумаре и немножко побрызгала по углам специальным маслом. Рано утром глава пантеона пробудился вместе с солнцем, умылся, причесал волосы, погляделся в зеркало, в котором отражается вселенная. В общем, всё как обычно, кроме одного: Олодумаре не переставая думал о сексе. Впервые за целую вечность.
- Ошун, это твои художества?
- А то чьи же, отец?
- Спасибо, давно я так молодо себя не чувствовал.
- А Бабалу Айе наказан смертью за абсолютно то же самое.
- Пусть Бабалу Айе живёт снова.

И стал Бабалу Айе жить снова. Теперь он божество болезней и исцеления. Что согласуется с представлениями нейробиологов, утверждающих, что страстная любовь ничем не отличается от болезни "обсессивно-компульсивное расстройство"...

А вот как эту историю на Кубе поют и танцуют:

Profile

maiorova: (Default)
maiorova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 56 7 8
910 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 18:50
Powered by Dreamwidth Studios