maiorova: (кот)
Сразу хочу попросить прощения, что в самый праздник с такой тематикой, но промолчать тяжело. Даже ради праздника. Вот у нас с начала года несколько ЧП в разных областях: ребёнку с высокой температурой отказали в госпитализации - ребёнок умер. И каждый раз с достойной лучшего применения регулярностью читаю "точки зрения" обывателей, что виновата клуша-мамаша. Клуша-мамаша недоглядела, недодумала, не настояла, не догадалась сунуть денег и ещё много-много разных "не" и "недо". Дескать, поделом вору и мука. Мало того, что у людей горе, похороны, необходимо ещё им закатить публичную порку. Без порки - ну никакого удовольствия.

Авторы этих неиссякающих "точек зрения" забывают один небольшой нюанс, очевидный даже тем, у кого медицинского образования - одни курсы первой помощи. Не существует болезни "высокая температура". А существует как минимум высокая температура, её причина и то, как человек происходящее переносит. Есть граждане, способные тридцать девять-сорок переносить на ногах. А у нас, например, фамильная черта - чуть жар, работоспособность стремительно куда-то рассасывается.

В квартире стихли разговоры,
ночник горит едва-едва.
Темно... опущены все шторы.
У мужа тридцать семь и два.
- эти потешные стихи про меня на самом деле. Маюсь от субфебрилитета до обидного, ни усесться, ни улечься, всё ломит, только ждёшь - скорее бы температура поднималась выше тридцати семи с половиной! Хоть полегчает. Выше тридцати восьми опять начинается китайская пытка, по-научному именуемая продуктивной симптоматикой. Когда я рассказываю в блоге, как у меня на градуснике было, допустим, 38.5, а поняла я, что пора мерить температуру по тому, что занавеска как-то угрожающе шевелилась - я не интересничаю. Невролог говорит: ну, особенность у вас такая. Причём семейная. Но если я, хилый организм, мелко плаваю и страдаю хиленько, сильный жар у меня был считанные разы в жизни, то те члены семьи, кто поздоровее, и болеют могуче.

Вот, взять, к примеру, моего брата. Если у него ОРВИ какое, а тем более грипп, это всегда за сорок со всеми вытекающими последствиями, включая обезвоживание. Если он настолько ослаб, что позволяет мерить себе температуру, значит, дело плохо. И вот однажды - мы уже оба были студентами - приехал брат с учёбы больной, принял жаропонижающее, лёг подремать... и к нашему возвращению стало ясно, что таблетка тут как слону дробина. Звоним ноль три. Скорая в сельской местности - это отдельная тема, и оговариваюсь: я не с целью медиков уесть-обвинить рассказываю, а привожу пример. Как оно в жизни бывает. С госпитализацией. Надеюсь на понимание.

А бывает так )
maiorova: (кот)
И не могу привыкнуть. Носятся с одновременным оргазмом, а насколько ценнее и приятнее опыт одновременного выздоровления от общего и довольно противного, заметим в скобках, вируса! Одновременно не получается. Получается наоборот: все вокруг уже как огурчики, зелёные и в пупырышках, а я похожа на что угодно, только не на огурчик. Ощущение, будто спросонья встреваю в приятельский разговор, думая, что обсуждают Кьеркегора, а оказалось - нет, Егора Летова. Откуда Кьеркегор, почему Кьеркегор? И самой себе этого не объяснить, не то что попутчикам.

Проблема даже не в Кьеркегоре, не в различии тем и запросов, а в различии темпов и ритмов. Как тот виляющий гобой, который упорно не желает угадывать в такт, и уж пьеса кончилась, а он, бедолага, всё догоняет и что-то взмемекивает, как старая коза, я ползу, заплетаюсь, приседаю. Как видится, многие конфликты за бутылкой связаны тоже с несовпадением этапов опьянения: как так, мне уже грустно, а соседу ещё весело! Покарать соседа, чтоб было неповадно! Или - непорядок, я всё блюю не наблююсь, а собутыльник уже отблевался и спит-отдыхает. Сам факт, что ближний в объятиях Морфея, а тебя рвёт, может, оказывается, вызывать нешуточную агрессию. На которую тоже нет сил. Здесь следует процитировать Венедикта Ерофеева: "Мы все как бы пьяны, только каждый по-своему, один выпил больше, другой меньше. И на кого как действует: один смеется в глаза этому миру, а другой плачет на груди этого мира. Одного уже вытошнило, и ему хорошо, а другого только еще начинает тошнить". Да, на кого как действует... святые слова.
maiorova: (кот)
Изумительно всё-таки жар меняет восприятие. Какие-то паршивые 39 градусов вместо законных 36,6 - и ты уже другой человек, в значительной мере менее восприимчивый. Вернее, восприимчивый, да не к тому. Порезалась блистером от таблеток. В обычном состоянии это незамедлительное ш-ш-ш и прыжки с размахиванием пострадавшим пальцем, а сейчас - ну, что-то там где-то отдалённо кольнуло. Даже второй раз порезалась из любопытства: ничего не изменилось. А вот занавеска висит неподвижно. Она и вчера висела неподвижно, и позавчера, и месяц назад, и год назад висела неподвижно, но сегодня она это делает как-то со значением. С намёком висит. Висела бы без намёка - хоть слегка бы шевелилась! А она висит - неподвижно!

В общем, факт остаётся фактом, я либо работаю, ибо ухаживаю за больным ребёнком, либо принимаю гостей. Одно из трёх.



В оформлении использована картина Алёны Клименко "Алконост". Угадайте, с какой попытки я напечатала это трудное слово правильно.
maiorova: (кот)
Originally posted by [livejournal.com profile] glornaith at Вместо социальной рекламы
vk.com/el__m_o_r_o_z_o_v - а вот это, может быть, кому-то у кого-то очень нужно: ремонт кресел-колясок с электроприводом.
Это моя коллега с мужем, о проблемах инвалидов-опорников оба знают не понаслышке. Питерцы и дружественные питерцам, раскидайте к себе, кому не влом? Вдруг кому-то через три рукопожатия надо срочно починить коляску, а люди не знают, где это сделать не по цене крыла от самолета.
А кроме этого, Равиля еще и отличная верстальщица, воплощенная радость издателя, редактора и корректора. Ни с кем аккуратнее нее я вместе еще не работала.
maiorova: (кот)
Сегодняшнего дня в приёмной у дантиста посмотрела передачу-хит сезона "Взвешенные люди". Спасибо творцам этой несравненной прелести. Под нож к хирургу бежала, как в юности на свидание, лишь бы не видеть и не слышать, как издеваются над женщинами и мужчинами, виновными, по сути дела, только в том, что их вес не укладывается в стандарты. Эмоции, испытанные мной, можно описать одним лишь словом, - отвращение.

Нет, скажу, что понравилось, - лица участвующих: открытые, умные, выразительные. Кстати, очень большой контраст с образами руководителей действа. Ведущая, как кажется, подражает Марии Киселёвой в "Слабом звене" плюс демонстрирует стройную фигуру. Nothing more. Тренер весь в образе какого-то спасателя Малибу, а на деле, извините - физрук в автозагаре. Насчёт тренерши - да не прозвучит диагнозом по интернетику, но у неё мимика, характерная для хорошей такой депрессии: эти скорбные складки у рта, это вытягивание шеи и задирание подбородка... За тренершу тревожно. Что касается обеих команд, никто не выглядит воплощениями мученичества, изнывающими под бременем бессердечной гравитации. Ражие румяные богатыри, которые меня щелчком перешибут, и плавные кустодиевские женщины со здоровым румянцем. Зато как их нарядили - вчуже стыдно. То есть умом я понимаю, что нужно создать негативный, отталкивающий образ полного тела, - но зачем же так в лоб? Участники-мужчины взвешиваются в одних солдатских трусах на резинке, врезающейся в тело. На участницах такие же штанишки, да ещё и на размер теснее, пережимающие, обтягивающие, плюс короткие просвечивающие топики без рукавов. Только бубнового туза на спину не хватает. Да это же просто неприлично, господа сценаристы. Своих родителей вы бы в таких нарядах на сцену не гнали. Надеюсь.

Кадры тренировки: молодой мужчина запыхался на велотренажёре, тренер покрикивает на него. Закадровые пояснения всё того же тренера: "я хочу увидеть преодоление!.. Хочу, чтобы он всякий раз переступал через себя!" Кому нужна эта нелепая акробатика? Я бы не хотела ехать в автобусе, который ведёт невротизированный и зашуганный водитель, что ни день, переступающий через себя. Не хотела бы ничему учиться у преподавательницы, переступающей через себя (и нам велящей), а уж попасть на стол к такому хирургу - не пожелала бы врагу. Зачем заставлять подопечных отжиматься от пола? Видишь ведь - у них это в силу самой комплекции не выйдет ни при какой погоде. Нагрузка на локти слишком высокая. Почему бы не предложить отжаться от скамьи, допустим? А то получается бессмертный старшина из анекдота: мне не надо, чтобы  было сделано, мне надо, чтобы вы задолбались.

А эти фразы из рубрики "знакомьтесь":
- Оксана считает, что толстых любить нельзя.
Это не Оксана считает, это вся культура считает, а вы транслируете. Мошенников любить можно, убийц можно, торговцев героином можно - а толстых нельзя. И открытая, ласковая улыбка на фото, навевающая ассоциации с Линой Бракните в старом фильме "Дубравка". Нельзя её любить. Толстая она.
- Олеся стесняется своего ребенка и считает, что дочь не заслуживает такую мать, как она — некрасивую и очень огромную.

Олеся бьёт детей? Олеся насильно поит дочь водкой? Олеся запрещает ей учиться и выдаёт замуж насильно? Отнюдь. Но Олеся считает, что недостойна своей дочери, потому что - фанфары - огромная. Никакой психологической помощи на проекте, как вы уже догадались, не оказывают. Зато масса "весёлых" конкурсов типа ловли поросят на скорость. Вдумаемся - поросят.

Кульминация. Взвешивание обставлено как повешение. Участвующих вызывают поименно. Они вылезают на подиум, мучительно стыдясь тесного бельишка, и под барабанную дробь через долгие секунды ожиданья объявляют - 2 килограмма! 1 килограмм! О! 4 килограмма! Пионерлагерь наизнанку. Только там привес объявляли, а здесь недовес.
- Всего один килограмм за неделю, Ева!
Ева, кусая губы:
- Они у меня золотые и дорогие. Нас здесь учат любить каждый потерянный килограмм.
Вот уж оговорочка по Фрейду.
Позвольте, а разве килограмм за неделю - это мало? Я удостоилась во времена оны за месяц лишиться пяти килограммов - м-да, опыт тот ещё. Кто смотрит, уважаемые читательницы? За ними там хоть врач приглядывает? Не говоря об эстетической проблемности быстрого похудания, это какой удар по печени и почкам...

Подытожу: да це-ло-вать мой выдубленный скальп! Эта ахинея кого-то должна мотивировать к здоровому образу жизни, что бы под этим здоровым образом ни подразумевалось? Если да, то как, позвольте полюбопытствовать? Участники и особенно участницы представлены в позорном виде, тренировки - даже на мой отсталый взгляд, что толковать о взгляде профессиональном? - малоосмысленны, весовые потери - нездоровы.
maiorova: (кот)
Тема - уход за больными и престарелыми в гендерном разрезе.

- Ольга, вы занимаетесь гендерными исследованиями, но, как вы говорите, тема ухода за больными проходит через них «красной нитью». Почему?
- Потому что уход за пожилыми больными людьми, как показывают исследования, чаще всего ложится на плечи женщины. Женщина - всегда центр семьи, человек, который обо всех заботится. Поэтому, если в семье есть хоть одна женщина – ухаживать за пожилым родственником будет она. Это социальное норма, это «принято». Как правило, уходом за стариками занимаются женщины "sandwich generation" («поколения бутерброда»), которым от 40 и до 50, или чуть более 50 лет (бутербродное поколение - это генерация взрослых людей, которые стремятся одновременно удовлетворять конкурирующие потребности как своих престарелых родителей, так и взрослеющих детей).
Женщина оказывается как бы в ловушке, особенно если в доме нет мужчины. Она или вынуждена работать как-то частично, или бросать работу, в итоге денег становится все меньше, семья начинает жить на какие-то пособия или сбережения, исчезают возможности взять сиделку. И если на уровне государства-общества никто не помогает, ситуация складывается совсем сложная. При этом, если человек сам ухаживает за своими родителями или родственниками, все воспринимают это как норму. Мол, ну так и должно же быть.
Женщинам предпенсионного возраста общество как бы делегирует эту обязанность. Если перед нами большая семья, такое положение дел может это и оправданно: она не страдает от безденежья, ее снабжают деньгами, и у нее могут быть только психологические трудности. Но если такая женщина одна, груз ее гораздо тяжелее.


Далее по ссылке, много интересных подробностей, особенно про Японию и Южную Корею. Честно признаться, перспектива тяжёлая. За себя знаю наверное, что не сумею выполнить некоторых манипуляций по уходу чисто физически. Не брезглива, нет. Но поднимать и переворачивать больных - это непросто, в одиночку всяко не взойду. "Вообще, это как интенсивная работа. Пусть тебе она нравилась, и ты сам ее выбрал - но когда ты погружен в нее двадцать четыре часа в сутки, и не можешь ни на что переключиться, возникает эмоциональное выгорание," - говорит Исупова, и я склонна с нею согласиться.
maiorova: (кот)
Поезд давно ушёл, а Майорова снуёт по перрону с озадаченным выражением лица: её терзают смутные сомнения. А может ли такое быть, чтоб микроцефал... ну, в общем, вы поняли. Известный пост наверняка всеми уже прочитан, если же нет - сообщайте, пожалуйста, я дам ссылку в комментариях. Это не ради скучного удовольствия поймать коллегу на неточном слове. Действительно ведь интересная тема - может ли такое быть, чтоб микроцефал?..

Может. Ещё как может. Хрестоматийная микроцефалка Машуточка, описанная в очерке С.С. Корсакова, и сама одевалась, и сама умывалась, и на имя откликалась, хоть не всегда, и знала несколько десятков слов, и даже пыталась шить. Правда, без иголки с ниткой. Зато чистоплотность на высоком уровне: эта привычка уже сделалась ее потребностью. Особого внимания заслуживает то, что Маша исполняет некоторые приказания: если сказать ей «позови», она побежит, если сказать «отдай» - отдаст. А микроцефал Шлитци (Саймон Метц) играл в кино, участвовал в многочисленных балаганных представлениях и жестоко страдал, лишившись внимания публики. Но вопрос не в том, представляется ли возможным вписать в социум больных этим расстройством. Вписывали. В каком качестве - зависит от социума. Вопрос в другом: насколько подходят для этой цели методы дрессуры служебных собак?

Итак, как выявить микроцефалию? Кроме шуток. Один из самых известных микроцефалов, Зип Булавочная Головка, был таким же микроцефалом, как я, например. Полностью вменяемый, толковый, рассудительный. Он дожил до восьмидесяти с лишним лет, и последние его слова, обращённые к сестре, были:
- Здорово мы их всех надули?
Своеобразная форма головы, не более того. Условный Дима-Джек, в свою очередь, должен обладать а) маленькой черепной коробкой, б) соответственно, маленьким мозгом. И теоретически, его префронтальная кора может занимать столько же места в пресловутом черепе, сколько у большой собаки вроде алабая.

Но размеры - это ещё не всё.

Какова по характеру среднеазиатская овчарка? Все заводчики сходятся на том, что алабай - сильная, внимательная, адаптивная собака с хорошей памятью. Сама дрессура служебно-розыскных собак рассчитана на определённую - и довольно развитую - способность к распределению и концентрации внимания. Вот что пишет основательница подмосковного питомника Aladja:

Среднеазиатские овчарки имеют уравновешенно-спокойный тип высшей нервной деятельности, для которого характерны подвижность, высокая, устойчивая и равномерная сила и уравновешенность нервных процессов. Это проявляется в генетически закрепленных поведенческих реакциях азиатов: они спокойны, не суетливы...
Реакция на раздражители у этих собак довольно длительная, и отвлечь их можно либо устранением провоцирующего фактора, либо более сильным раздражителем.[...]неустойчивая психика порочна и является плембраком.


Короче говоря, флегматики по Гиппократу. По Павлову, тип высшей нервной деятельности сильный, уравновешенный, инертный. Корсаков о микроцефалах:

По психическим проявлениям микроцефалов можно разделить на две группы. Одни из них крайне вялы, апатичны. Они большей частью неподвижны или совершают какие-нибудь однообразные автоматические движения; они тупо воспринимают окружающее; у некоторых из них, по-видимому, даже кожная чувствительность крайне понижена; микроцефалка Маргарита Мелер не чувствовала даже ожогов. Умственная жизнь их ничтожна. Другую группу микроцефалов составляют субъекты очень живые, подвижные. Движения таких микроцефалов очень разнообразны, правильно координированы; некоторые из них ловко влезают на деревья; мимика их очень живая, они чрезвычайно хорошо подражают жестам, мимике и голосу других людей. Они быстро воспринимают внешние впечатления и реагируют на них целым рядом соответствующих рефлексов. Представления у таких индивидуумов быстро сменяют друг друга, память не в состоянии их удержать. При этом поразительна нестойкость внимания.

То есть тип высшей нервной деятельности - слабый. Плюс очень слабая память: апперцепция не происходит как таковая, одна перцепция. Информация воспринимается, но не усваивается. И, говоря словами Корсакова, "хотя чисто органическая память и существует у Маши в смысле хранения простых впечатлений, но уже запоминание последовательности явлений слабо, а воспроизведение, соединенное с узнаванием, ничтожно". Внимание пациентка может сосредоточить, хотя и с видимым трудом: активная концентрация очень слаба, может длиться лишь очень короткое время и притом является только под влиянием какого-нибудь внешнего побуждения, внушения в том или другом виде, а не самостоятельно.

Таким образом, дрессура больных микроцефалией в собственном смысле термина выглядит чрезвычайно затруднительной, едва ли не невозможной.
maiorova: (кот)
Текст из фейсбука, ссылка в ЖЖ -http://femmedelys.livejournal.com/213231.html

Сразу оговорюсь: мои комментарии не есть попытка оскорбить, унизить тяжелобольного человека. В меру отпущенных мне способностей к абстрагированию я попытаюсь отделить потребности личности от самой личности - живой, страдающей. Вследствие этого я буду выглядеть с этической точки зрения весьма посредственно, но я на это готова, расценивая нижеследующий текст, - по жанру это исповедь - как объект препарации и деконструкции. Всё, что я буду говорить, я буду говорить о тексте, не об авторе. Орфографические и синтаксические ошибки я исправлять не стала, только нецензурные слова заменила звёздочками. Во избежание.

Много текста. Курсив автора, прямой шрифт мой. )
Этому человеку ничего не надо будет особенно делать, ему даже не надо будет ничего говорить, а нужно будет просто быть рядом и держать меня за руку, которую я легонько так подоткну ему под ногу.
И я хочу, чтобы этим человеком была ты.
- Воображаю эту сцену. Он: И я хочу, чтобы этим человеком была ты. Она: Было б лучше в это время кушать грушевый компот. Вот. Или, как последняя жена Кормильцева покойного: Мне же учиться надо. Или тоже вполне распространённый вариант: Я - сама умираю. Но у героя уже всё распланировано, даже в самом умирании он надеется на то, что его хорошо, красиво и естественно обслужат.
maiorova: (кот)
Иду сегодня мимо футбольного поля. Взрослые дядьки играют вовсю, мальчики за воротами отрабатывают удар. Один знатно грохнулся. Сидит, гладит себя по колену и приговаривает:
- Дорогая коленочка! Очень, очень прошу тебя: пожалуйста, не боли!
Пытается встать. Нога не особенно держит. Возмущённо:
- Сука, как же ты зае...
Не договорив, падает и растягивается во всю длину.

А вы о чём разговариваете со своим телом?
maiorova: (кот)
Из книги А. Моторова "Преступление доктора Паровозова"

До работы в Первой Градской я даже не подозревал, насколько мужчины отличаются от женщин. Говоря это, я имею в виду не известные всем отличия анатомо-физиологические, а другие, более глобальные. Порой мне кажется, что женщины и мужчины — два разных биологических вида. Вот и сегодня, не успел зайти в свою женскую палату, тут же все со мной хором поздоровались. Только спросил, как прошла ночь, как мгновенно началось:
— Ой, доктор, а я так и не прилегла!
— А что такое? Опять колика?
— Да нет, доктор, не колика. Всю ночь у окна стояла, у нас же вечером трубу на улице прорвало. Как же, думаю, доктор наш на работу утром пойдет, ведь какая лужа огромная перед крыльцом! А вы ее так ловко сейчас перепрыгнули, ну чисто мальчик!
Вторая вступает:
— Доктор, а ведь ботинки на вас новые, красивые какие! И главное — к вашим глазкам подходят!
Третья подхватывает:
— А тут дочь моя приходила вчера, сказала, что жену вашу видела на прошлой неделе, когда вы сутки дежурили. Какая жена хорошая, навещает. Дочь сказала, красавица она у вас!
Четвертая:
— А сегодня перевязка будет мне? Ой, как славно! Вы когда перевязываете, у меня, доктор, мурашки бегают!
И так все восемь. Моя палата блатная, гвардейская, в ней всего восемь коек.
И я знаю, что они будут выполнять все предписания, ходить на все процедуры и в палате у них будет чисто, проветрено, все тряпочки постираны и на батарее просушены.

Спускаюсь в мужское отделение.
Здесь не только никто не здоровается, а вроде как даже и не замечают. Громко всем желаю доброго утра. Один вроде отреагировал, да и то непонятно, то ли ответил, то ли чертыхнулся. Двое смотрят в стену перед собой, тупо жуют. Еще один обошел меня как столб, отправился на выход в коридор. Халат нараспашку, все хозяйство наружу, рот приоткрыт. Типичная картина для психушки, но тут вроде урология.
Прошу оперированного больного прилечь на койку, осмотреть шов. Мнется.
— Так я это, чай попить собирался.
— Да я быстро вас посмотрю, мне полминуты нужно, не успеет чай ваш остыть!
Почему мужики — не все, но подавляющее большинство — в преклонном возрасте превращаются в полных кретинов? У женщин ведь совсем не так. Вот в женской палате всем живо интересуются, про политику говорят, кроссворды разгадывают, пусть дурацкие сериалы, но ведь смотрят. А у мужиков все сузилось до простых физиологических потребностей. Сказать ничего толком не могут, анамнез собирать у них сплошное мучение, адрес свой и то не все могут вспомнить. Особенно остро это чувствуется у людей простых, с плохим образованием, у тех, кто много и тяжело работал. Редкие интеллигенты и к ним приближенные сохраняются дольше.

Причин тут несколько. Разница в жировом обмене. У мужиков жировые бляшки откладываются в стенках сосудов, в том числе и головного мозга, вот они и глупеют, когда там снижается кровоток. А у женщин жир выстреливает под кожу, и они переживают за фигуру, не понимая своего счастья.
Но применительно к нашей действительности, основная причина деградации мужского населения — деменция алкогольная. А как же иначе, если человеку шестьдесят пять, а из них он пятьдесят лет бухает, заливая в себя литр водки ежедневно? Ведь все, что пьяный человек ощущает, как то: заплетающийся язык, шаткая походка, двоение в глазах — это не что-нибудь, а гибельные процессы в клетках головного мозга, которые, как известно, не восстанавливаются. Как представишь себе количество народа, у которого необратимо прокис мозг, так сразу становится грустно.

И ещё:

После обхода я раздал больничные со справками и провел беседы с теми, кто уходил домой. Объяснил, как им дальше лечится, какие вещи можно делать, какие нельзя. Женщины слушают всегда внимательно, не то что мужики. Тем все по барабану. Если у мужика есть жена, я всегда прошу ее приехать к выписке. Или дочь. Если мужчина холостой — пиши пропало. Ничего делать не будет, ни лекарства принимать, ни анализы сдавать, ни на процедуры ходить. Такова жизнь.
Поэтому если женщин можно лечить амбулаторно, то мужчин только стационарно. И по возможности стараться широко применять инъекционные формы. Все таблетки будут в унитазе, не сомневайтесь.
maiorova: (кот)
Давненько не было повышенной температуры. Я уж и забыла, какой красочной, насыщенной и в то же время тошнотворно раздражающей может быть жизнь в эту минуту. Я каждый цвет и оттенок вижу отдельно, как будто он на меня сейчас выпрыгнет и укусит. Или будет ластиться, если речь идёт о голубых и синих тонах. Синестезии, так те замучили. Трамвай, оказывается, звенит серовато-белым, а кот мяучит розовато-фиолетовым. У него левкоевый мяв, у этого кота, и ультрафиолетовое мурлыканье в мелкую седую искорку.

И подумать только, я в этом состоянии годами жила. По полчаса выстаивала у канавы, потому что бензиновая плёнка отливала именно тем колером, которого в ту минуту душа требовала. Ладно канава, на людей тоже пялилась.
- Девушка, что вы уставились, это невежливо!
А вежливо помадить губы акварелью "краплак красный" из моего набора "Ленинград", подаренного на поступление в третий класс?

Из разряда китайских пыток: казённая зелень школьных стен, особенно змееобразная полосочка более тёмной расцветки, отбивающая границу между этой зеленью и шершавой, першащей в горле белизной извёстки. Хуже были только белые бинты и чуть желтоватое, трупного отлива больничное бельё. Я нутром понимала слова одной из героинь Саган, Прюданс Дельво, что лучшая реклама для стирального порошка - это "после него бельё получается серым".

А звук школьного звонка жёлтый и пахнет хлоркой.
maiorova: (кот)
Не в первый раз замечаю такую вещь за собой. Читаю или слушаю пространные рассуждения об этике, о культуре поведения, о чести, совести и тому подобных социальных конструктах. И всё вроде нравится, со всем согласна, по крайней мере, готова задуматься надо всем сказанным. Но вдруг...
Даже не вдруг, - внезапно...
Переходит на личности, вернее, на национальности.

И всё. Никакой его аргументации, самой тонкой, изысканной и высокоинтеллектуальной, для меня не существует. Расплылась аргументация грязной лужей и с противным звуком "длизззссс" ушла в сухой песок. А сам аргументирующий превратился в тыкву. С тыквой, как известно, не спорят, ничего не обсуждают и вообще не разговаривают, нарушение же этого правила неумолимо ведёт прямиком в карету психиатрической скорой помощи.

Эта еврейка...
Цыгане, что с них взять...
Русская - русские все такие...

Всё. После генерализованных обобщений по национальному признаку разговор для меня заканчивается. Почему так?

Из истории нашей семьи. Моя прабабушка приехала в Ленинград к замужней дочери Вале. Одной из целей её визита было желание сходить к хорошему врачу-флебологу. Тромбофлебит. Страшно болели ноги. И вот съездила она к этому врачу, и вышла из кабинета едва живая. Он как-то очень болезненно провёл осмотр и всё разбередил. На глазах прабабушки подрагивали слёзы, но она выпрямилась, приосанилась и на этих больных, гудящих ногах твёрдой походкой прошла по коридору. Валя подхватила её под руки. Валина свекровь проводила прабабушку взглядом,  полным восхищения и ненависти, и вслух сказала:
- Надо же, и не сморгнула даже. Немка. Немка чёртова.
maiorova: (Default)
Даже болеть, оказывается, можно по-разному, в том числе и умеючи. Мне с этим помогла статья Паулины Сальвуччи. Сальвуччи американка, она много лет работала семейным психотерапевтом, а теперь вследствие болезни ушла на пенсию, занимается ювелирным делом  и пишет интересные тексты. Заглавие у статьи парадоксальное, "Жизнь с хроническим заболеванием прибавляет куража", но это действительно во многом так. В конце статьи предлагается ответить на четыре вопроса. Можно письменно, можно просто в уме.

1. Что вы узнали о себе с тех пор, как вам был поставлен диагноз?

2. Что раньше удерживало вас от того, чтобы узнать эти вещи?

3. Что вы узнали в момент наибольшего уныния и удручённости?

4. Каким будет ваш наказ тем, кто знает и любит вас? Что вы хотите им передать?

Profile

maiorova: (Default)
maiorova

April 2017

S M T W T F S
       1
2 34 56 7 8
910 1112 13 1415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 28 July 2017 18:51
Powered by Dreamwidth Studios